Новости бизнесаСтатьиАналитические колонкиДеньгиКурс валютБизнес технологии
Главная > Статьи > Личности > Как торговля и санкции сделали российского промысловика миллиардером

Как торговля и санкции сделали российского промысловика миллиардером

Четверг, 26 января 2017 г.

Как торговля и санкции сделали российского промысловика миллиардеромВсматриваясь в утреннюю тьму с шестого этажа офиса на Кольском полуострове, Виталий Орлов напрягается, чтобы увидеть новый завод, который построен на воде. Его вид заслоняют ползучие облака окружающего арктического пейзажа и непроглядная серость. Конструкция за 30 миллионов долларов является жемчужиной мурманской Norebo Holding JSC Орлова. Построенная среди многоквартирных домов и деревянных церквей, фабрика была создана для обслуживания флота рыболовецких траулеров Norebo, которые в прошлом году вместе выловили почти 11 процентов из 4,75 млн. тонн рыбы, по информации Росрыболовства.

“Я всегда был уверен в том, что моя жизнь будет связана с Севером и рыбной промышленностью”, - сказал в своем первом интервью иностранным СМИ 51-летний Орлов, вежливый мужчина с платком, нарочито заправленным в костюм.

В этой скромной нише Орлов сколотил состояние, которое Bloomberg Billionaires Index оценивает в 1 миллиард долларов. Одним из факторов стало столкновение сил мировой торговли и санкции, которые сегодня наложены на  Россию. В то время, как 60% продаж осуществляется за пределами страны, наблюдается рост внутреннего потребления, как результат санкций относительно импорта продовольствия.

Арктический вызов

8 ноября в интервью Орлов объяснил, как завод реализует стремление всей его жизни относительно создания полностью интегрированной глобальной рыбной ловли. Импортное исландское оборудование будет перерабатывать 15000 из более чем 500000 метрических тонн трески, пикши и других донных рыб, которых вылавливают корабли Norebo ежегодно в 11 часовых поясах всей страны и за ее пределами.

Орлов взял под контроль Norebo в прошлом году, когда один партнер продал свою долю ему, а второй был осужден за попытку вымогательства. Бизнес принёс 600 миллионов долларов доходов в 2015 году, и имеет 450 миллионов долларов чистого долга, созданного в результате финансирования расширения и консолидации собственности. Благодаря зависимости от экспорта, Norebo получает большую часть своих доходов в иностранной валюте, а большая часть операционных расходов компании измеряется в рублях.

“Это абсолютно стабильный бизнес с хорошей прибылью, - сказал Эдуард Климов, который руководит исследовательской группой и новостным порталом Fishnews, основанным в Дальневосточном российском городе Владивосток. – Рыба - это возобновляемый ресурс, который люди всегда будут есть”.

Бульдозеры импорта

Когда Путин обрушился с критикой на Запад три года назад после аннексии Крыма у Украины, он запретил импорт продовольствия из стран, которые объявили санции.

Экспортный бизнес Орлова пострадал от санкций, которые исключают продукты питания, а контрмеры России на внутреннем рынке привели к резкому скачку продаж мойвы, скумбрии и сельди, выловленных Norebo.

“Это показало, что есть интерес к российской рыбе, - сказал Орлов в интервью российскому бизнес-изданию Коммерсантъ в феврале 2016 года. – И, в конце концов, оказалось, что наша рыба не хуже, чем норвежская. Сейчас потребители привыкают к нашей Тихоокеанской сельди”.

Norebo является подтверждением растущего рынка для рыбы, поскольку потребители ищут способы добавить белок в свой рацион, согласно исследованиям Организации Объединенных Наций, в то время как Norwegian Seafood Council сообщает, что цена на треску поднялась на 13% с 2013 года.

Океанские траулеры

Орлов окончил инженерно-морское училище в Мурманске с дипломом штурмана со знанием английского языка в 1991 году, за несколько месяцев до распада Советского Союза, руководство которого окончательно провалилось, пытаясь насадить на неподготовленную публику принципы свободного рынка.

Более 150000 человек - треть населения города - уехало в поисках лучшей доли. Многие переехали в Санкт-Петербург и в Москву. Орлов уехал сначала тоже, направляясь на запад, в Норвегию, прежде чем вернуться домой на Баренцево море.

В 1993 году он был принят на работу Магнусом Ротом, бывшим шведским морским офицером, в норвежскую компанию по продаже недорогой российской рыбы в Скандинавии. Четыре года спустя, они начали свой собственный бизнес Ocean Trawlers в Норвегии, занимаясь лизингом норвежских судов для российских рыбаков. Они управляли бизнесом в тандеме, по словам Рота в интервью 2011 года журналу Norsk Fiskerinaering. Рот управлял продажами и помог организовать кредиты в западных банках, а Орлов управлял операциями в России.

Свежим взглядом

К ним присоединился в 1998 году знакомый Орлова, Александр Тугушев, который окончил то же Мурманское инженерное училище и стал заместителем руководителя государственного органа, который курировал рыбную отрасль.

“Магнус открыл нам глаза на то, как иностранцы ведут рыбный бизнес, - сказал в интервью  Тугушев, который работал у одного партнеров Ocean Trawler. - Мы были одержимы идеей создания крупнейшей в мире рыболовной компании”.

Тугушев был уволен три года назад, потому что он “усложняет” рост компании, - сказал Орлов. Тугушев подтвердил свое “неожиданное” увольнение и сказал в интервью, что он был равноправным партнером в бизнесе. Орлов подал жалобу в полицию в августе, утверждая, что 33 процента Norebo вымогались “неустановленными лицами”, заявляющими свои права собственности на долю Тугушева в одной из компаний, которые были приобретены во время расширения Norebo.

Домашний арест

Тугушев отказался обсуждать его предыдущие проблемы с законом и не ответил на просьбы о дальнейших комментариях с момента его ареста 30 декабря. Дарья Константинова, адвокат Тугушева, сообщила 24 января о том, что спор является результатом "конфликта между деловыми партнерами".

Рот, который не ответил на запросы по электронной почте с просьбой прокомментировать ситуацию, продал свою 33-процентную долю Norebo Орлову в мае прошлого года за неназванную сумму.

Norebo потратили за прошедшее десятилетие около $600 млн., чтобы расширить свой флот и свои достижения, сказал Орлов, добавив, что он считает истинную стоимость компании “гораздо более умеренной”, чем 1 млрд долларов. Он приводит “страновые риски” в качестве наиболее явной причины, отсутствие ясности относительно новой системы квот, которые правительство готовится ввести для компаний, работающих с тральщиками российских верфей. Это является потенциальным благом для новых малых предприятий.

“Я никогда не думал, что смогу создать такую огромную компанию, – говорит бывший советский военный. - Теперь мы хотим быть там, где конечные пользователи,  торговые сети, продовольственные услуги. Мы видим потенциал там”.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Рубрика: Статьи / Личности
Просмотров: 616 Метки: ,
Автор: Сазонов Александр @bloomberg.com">Bloomberg


Оставьте комментарий!

Используйте нормальные имена.

(обязательно)

Новости бизнесаСтатьиАналитические колонкиДеньгиКурс валютБизнес технологии
Rating@Mail.ru
Условия размещения рекламы

Наша редакция

Обратная связь

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003