Сомнительные посредники и алчные доктора, или на чем держится медицинский туризм Германии

Среда, 27 ноября 2013 г.Просмотров: 3364Обсудить

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

Сомнительные посредники и алчные доктора: на чем держится медицинский туризм ГерманииСаркис Саркисян подобно многим другим, заболевший раком пациент из России стал жертвой сомнительных посредников и жадных докторов. Метастазы покрывают все его тело, словно осколки. Немецкие доктора показали ему на компьютере их затемненные изображения. На его печени, легких и в головном мозге новообразования более светлые.

Приговор

Одна из пятниц июля, 2013 год. Саркис Саркисян, 46-летний гражданин России, лежит на операционном столе в клинике "Rechts der Isar", в университетском госпитале Мюнхена. Табличка на двери гласит: "Линейный ускоритель III". Маска, изготовленная из жесткого пластика синего цвета, полностью закрывает его лысую голову и лицо. Две женщины в белых халатах следят за тем, чтобы голова Саркисяна находилась в том положение, где пересекающиеся красные лучи лазера из блока облучения точно совпадают с разметками на маске.

Сам Саркисян, одетый в черный костюм, спокойно лежит на столе. Его руки сложены на животе, а глаза закрыты. Женщины включают машину, которая начинает издавать низкий гудящий шум. Луч радиации направлен на врага внутри его головы.

История Саркиса Саркисяна является примером несчастья, отчаяния и надежды. Это также рассказ о ложных обещаниях, баснословной прибыли и полнейшего отсутствия угрызений совести. Все началось в сентябре 2012 года, когда Саркисян обнаружил кровь в испражнениях. Он посетил одну из московских больниц, где ему была сделана колоноскопия. "У вас опухоль в кишечнике, не очень хорошая", - с серьезным видом диагностировал доктор. "Если у вас есть деньги, вам нужно ехать в Германию", - заключил он. "Там вам помогут".

Слова доктора успокоили Саркисяна, в них словно была гарантия. В Москве его семье принадлежит небольшая гостиница и ресторан, и он был уверен в том, что сможет оплатить лечение.

"Лечение в Германии"

Посредством интернета и не без помощи своей жены Нелли (38 лет) и брата Дереника (49 лет) он изучил немецкие клиники и докторов.

Если вы введет запрос "лечение в Германии" в русскоязычном поисковике, он выдаст вам 3 миллиона результатов, включая тех, кто видит в таких людях, как Саркисян, свою потенциальную прибыль. Армия "медицинских посредников" появляется на экране, предлагая услуги пациентам, в числе которых преодоление языкового барьера, приобретение визы, бронирование рейсов и, что самое важное, организация осмотра в ведущих госпиталях и клиниках. "Будьте аккуратны с ними", - призвал к осторожности Саркисяна московский доктор.

Знакомый предложил Саркисяну обратиться в ИМЦ (IMZ GmbH), мюнхенское агентство. ИМЦ расшифровывается как Инновационный Медицинский Центр, что внушает доверие. Когда брат Саркисяна Дереник позвонил в Центр, он описал подозреваемый диагноз одному из докторов по имени Арсен, который закончил медицинскую школу в Армении, откуда родом и сам Саркисян. "Приезжайте в Мюнхен", - якобы посоветовал доктор. "И уже совсем скоро болезнь вашего брата будет не более, чем просто воспоминанием".

Спустя несколько дней Саркис, Нелли и Дереник вылетели в Мюнхен. Но они даже не подозревали, сколько продлится их путешествие - не говоря уже о начале худшего периода в их жизни.

Мировой рынок стоимостью в миллиарды

Сегодня глобализация не обошла стороной и медицину. Подобно семье Саркисян, сотни тысяч людей проходят лечение в чужой стране ежегодно. Такой медицинский туризм приносит немецким больницам и докторам около 1 миллиарда евро (1,35 миллиарда долларов) ежегодно. В 2011 году 82,854 иностранных пациента прошли лечение в Германии на стационарной основе и около 123,000 - на амбулаторной основе. На долю русских приходится самое большое число пациентов в Германии, не проживающих в Европейском союзе. Примерно 6,000 проходят стационарное лечение каждый год. Их доля от общего количества иностранных пациентов увеличилась в 6 раз с 2003 года. "Интерес с их стороны продолжает расти", - говорит Владимир Пятин, заместитель генерального консула России в Бонне, в городе на западе Германии, некогда бывшем столицей страны.

Для России немецкое лечение всегда считалось привилегией. Известный писатель Федор Достоевский посещал минеральные источники в Баден-Бадене, а Николай Гоголь спасался от меланхолии на прибалтийском курорте Травемюнде. Бывший президент Борис Ельцин, которому было сделано пять операций по шунтированию, регулярно проверялся в Немецком кардиологическом центре в Берлине, а бывшая первая леди Раиса Горбачева лечилась от лейкемии в университетском госпитале Мюнстера.

Причины современного бума легко объяснить: Государственная система здравоохранения в России оставляет желать лучшего. Число больниц сократилось практически вдвое с 2000 года. Многие доктора покинули страну, в которой им недоплачивали. Наблюдается нехватка оборудования, а уровень гигиены в больницах и вовсе удручающий. Только 35% россиян довольны медицинским обслуживанием в своей стране.

По сравнению с этим, Германия кажется раем с высококвалифицированными врачами, работающими по последним технологиям в безупречных больничных палатах. Немецкие больницы также зависят от российских пациентов, ведь они, как самостоятельные плательщики, представляют прибыльный источник доходов.

Кажется, что эта беспроигрышная ситуация. Такой бы она и была, если бы не несколько "но": брокеры, которые безжалостно используют своих клиентов, раздувая их счета, заставляя их сдавать ненужные анализы и, в худших случаях, отправляя домой сразу после того, как они прошли низкопробное лечение; больницы, которые закрыли на это глаза во благо своей выручки; политики, осведомленные о законной промежуточной нише, которую занял медицинский туризм, но которые ведут себя так, словно они слепы, глухи и глупы.

Рыцарь в сияющих доспехах

Саркисян, его жена и брат прибыли в Мюнхен 16 сентября 2012 года. На тот момент они уже заплатили 3,500 евро агентству ИМЦ, в качестве предоплаты за лечение и стоимость виз. По их словам, вскоре после прибытия, они отправились в брокерский офис ИМЦ в отеле Sheraton München Arabellapark.

Там, как они утверждают, их встретил мужчина в костюме, Арсен Б., визитная карточка которого пестрела списком необычайных званий: Профессор Доктор медицинских наук Почетный доктор, нейрохирург - ортопед. Директор - старший врач". Б. якобы пообещал организовать все необходимое для Саркисяна с сетью частных клиник и докторскими кабинетами. Семья будто встретила своего рыцаря в сияющих доспехах. Однако, ИМЦ оспаривают это заявление, утверждая, что Арсена Б. вообще не было в стране в этот день и что у него нет офиса по этому адресу.

Сидя в меблированных апартаментах с 2 комнатами в северной части Мюнхена, Саркисян описывает свои первые дни в Германии. Он только что вернулся с сеанса лучевой терапии, синяя маска лежит на его коленях.

Он занимался каратэ и был неуловим, как молния, говорит о нем его жена Нелли, миниатюрная женщина с дружелюбной внешностью. Они женаты 21 год. Описание Нелли совсем не соответствует внешности того человека, что сидит на диване. У него темные круги под глазами, а сам он выглядит подавленным и уставшим. Трудно представить, что когда-то этот человек смеялся.

"Благодарим за ваше доверие"

Саркисян рассказывает о своей первой поездке в клинику Arabella, где ему сделали еще одну колоноскопию. Диагноз гласил: "Обширная опухоль с нарушением проходимости". Анализ клеток ткани подтвердил, что опухоль злокачественная. Доктора также обнаружили метастазы в печени и легких. Так сообщил пациенту переводчик, предоставленный агентством. "Новости были плохие", - вспоминает Саркисян. "Но я верил докторам". Он также доверял Арсену Б., у которого, казалось, план был для всего.

Чтобы предотвратить непроходимость кишечника, Саркисяну была наложена колостома. Местные доктора провели первый курс химиотерапии, за которой последовала лучевая терапия. Брат взял на себя ответственность по финансовым вопросам, заплатив ИМЦ 10,000 евро за первоначальное лечение. А так как он расплачивался кредитной картой, с него взяли 5% комиссии. "Благодарим за ваше доверие" - было написано на чеке.

Согласно начальной стоимости, 10,000 евро покрывали лечение химиотерапией и лучевой терапией. Но вскоре брата попросили заплатить еще 20,000 евро, так как якобы доктора забыли включить в первоначальный счет стоимость медицинских препаратов. Если вы не заплатите, мы прекратим лечение, заявил Арсен Б. брату. Это то, что вспоминает Дереник Саркисян. Тем не менее, Арсен Б. утверждает, что дополнительная плата потребовалась потому, что лечение оказалось гораздо более сложным и дорогостоящим, чем изначально предполагалось.

"В самом начале пациентов предупреждают, что, как правило, действительная стоимость лечения оказывается выше, чем предварительные расчеты", - говорит Арсен Б.

Во время перерыва в лечении в начале этого года семья вернулась домой в Москву. Спустя две недели Саркисян внезапно почувствовал себя хуже. Он произносил странные звуки и искажал значения слов. "Бензин, мне нужен бензин", - требовал он, показывая на стакан воды.

Московские доктора предположили, что метастазы перешли и в головной мозг. Его брат Дереник тут же позвонил в агентство ИМЦ в Германии, где ему сказали "немедленно возвращаться".

У агентства имеется страничка на Facebook с декабря 2011 года. Название ИМЦ - хорошо продуманный выбор, так как если ввести его в поисковой системе, одной из первых появляется Isar Medizin Zentrum, известная частная клиника в Мюнхене. Логотипы обоих организаций - три изогнутых параллельных арки - также поразительно схожи. Но агентство и клиника не имеют друг к другу никакого отношения. Судебное разбирательство по этому вопросу находится в процессе. Клиника утверждает, что ее торговая марка была "грубо эксплуатирована".

До недавнего времени на российском веб-сайте агентство рекламировало свои услуги манящими лозунгами: "Жизнь идет своим чередом, а мы делаем так, чтобы болезни не мешали вам наслаждаться ей в полной мере" и "Вы по-прежнему будете радоваться миру во всех его красках".

Бесконтрольный бизнес

Прокурорская контора в Мюнхене уже несколько раз подозревала Арсена Б. в мошенничестве. В 2011 году, ему было предъявлено обвинение в нечестном присвоение себе 25,000 евро за консультационные услуги по вопросам лечения 12-летнего армянского мальчика с раком костей.

Мальчик умер. Отец мальчика утверждает, что Арсен Б. заверил его, что не будет брать денег за оказание брокерских услуг.

Согласно данным прокуратуры, Арсен Б. оспорил это, заявив, что взял плату за свои услуги в соответствии с Прейскурантом цен для немедицинских работников. Б. оценил стоимость услуг в размере третьей части всего периода лечения, с июня 2010 по январь 2011 года. Слушания были закрыты в июле этого года, но адвокат семьи подал на апелляцию. Б. отказывается комментировать эту ситуацию, ссылаясь на договор о неразглашении.

Спекуляция на тех, кто нуждается в помощи

Данные о количестве агентств в Германии, предоставляющих подобные услуги иностранным пациентам, являются лишь приблизительными. "Мне известно всего несколько сотен", - говорит Йенс Ющак, преподаватель маркетинга в области здравоохранения в Университете прикладных наук Bonn-Rhein-Sieg. Он является ведущим экспертом Германии в области медицинского туризма. По его мнению, лишь несколько из этих агентств можно назвать действительно надежными.

Большинство из этих компаний не зарегистрированы, во многих работает лишь один человек с одним номером мобильного телефона и веб-сайтом (со спокойной фоновой музыкой и бабочками, летающими на экране). Одна компания, Baden-Tour, рекламирует свои связи с 256 больницами-партнерами на российском сайте, но большинство из этих больниц даже не подозревают об этом сотрудничестве.

Некоторые агентства даже предлагают пересадку органов, хотя люди, живущие в России, как правило, не имеют такого права в Германии. Другие рекламируют такие процедуры, как избавление от желчного камня и удаление желчного пузыря, однако людей не предупреждают о том, что камни в желчном пузыре могут появиться опять.

Посредством таких агентств можно заказать все, от базового лечения до услуг, где все включено. Эти услуги объединены в пакеты. Однако на веб-сайтах ничего не говорится о стоимости лечения, и какую комиссию возьмет агентство за свои услуги. Это беспринципный бизнес, наживающийся на тех, кто оказался в беде. Бизнес, который никто не регулирует и никто не контролирует.

Это также бизнес, в котором немецкие больницы предлагают свои услуги в качестве партнеров. "Больницы только что появившиеся на рынке являются золотой жилой", - говорит эксперт Ющак.

Ориентация такого бизнеса на прибыль была в центре внимания в начале сентября, когда политики, доктора и медицинские брокеры собрались в лекционных залах университета Bonn-Rhein-Sieg на крупнейшей немецкой конференции, посвященной медицинскому туризму.

Презентации и дискуссии касались, в основном, российских пациентов, в частности тех, кто самостоятельно был готов оплатить свое лечение. Сто пятьдесят присутствующих говорили о маркетинге и рынке, о привлечении клиентов, о доходах с продаж и управлении этим процессом.

Медицинский директор и председатель совета Университетского госпиталя в Бонне сообщил аудитории, как сложно в настоящее время руководить госпиталем в стране, где половина больниц на грани финансового разорения. Он также отметил, что 6 миллионов евро, пришедшихся на долю иностранных пациентов, сыграли большую роль в спасении больницы.

Пополнение казны за счет медицинского туризма

Медицинский туризм, как источник прибыли был открыт в конце 90-х годов. Для руководителей больниц прибыль, получаемая от иностранных пациентов, которые самостоятельно оплачивают медицинские услуги, представляет собой один из источников дохода в дополнение к сделкам по оплате, упомянутых в планах по здравоохранению. "Это дает возможность закупать новое медицинское оборудование, которое, к примеру, они не могли бы позволить оплатить из своего бюджета", - говорит Ющак.

Государственные органы также способствуют развитию дополнительного бизнеса. Правительство южного округа Бавария, например, инвестировало 5 миллионов евро в новый проект под названием "Бавария - все для здоровья". Проект нацелен на больных иностранцев, заинтересованных в получении лечения в Баварии - родине европейской "медицинской долины".

Немецкое правительство также принимает участие в привлечении иностранных пациентов. Немецкий совет по национальному туризму (DZT), например, рекламирует систему здравоохранения страны в глянцевой брошюре "Медицинские путешествия". Брошюра, выпускаемая тиражом 50,000 копий, издается на немецком, английском, русском и арабском языках.

Департамент туризма Гамбурга даже опубликовал 60-страничное дополнение к газете Moskauer Deutsche, выпускаемой на немецком языке в российской столице, в которой город описан как "идеальный по здравоохранению". И федеральное правительство, и немецкий парламент поставили подпись одобрения под этим документом.

Крупные больницы уже основали свои "международные офисы", в которых иностранным пациентам и их семьям оказывают помощь с переводчиками, визами и жильем. Менее крупные больницы и частные клиники, с другой стороны, пытаются наладить связи с агентствами, так чтобы они могли оказывать услуги клиентам, как только те прибывают в аэропорт.

Рейсы из России и Украины прибывают в Терминал 1 мюнхенского аэропорта. Рекламный щит в зале с русским текстом сообщает: Экспресс-осмотр - 5 часов, кардио-осмотр - 8 часов, проверка на рак - 2 дня". Под изображением двух улыбающихся докторов перечислены двенадцать больниц и клиник, сотрудничающих с агентством Doktor Mjunchen. В их число входит частная клиника Atos и детская больница св. Мэриен в Ландсхуте.

В "Аквариуме с акулами"

Саркис Саркисян прилетел обратно в Мюнхен в феврале. Как говорит Дереник, Арсен Б. отправил их в больницу Богенхаузен. Им выставили новый предварительный счет - 31,700 евро за лечение, 1,000 евро - административный сбор и 10,000 евро - страховая сумма, что она подразумевала, так и осталось неясным.

В списке осмотров были компьютерная томография, магнитно-резонансная томография и рентген. Весь процесс был запущен снова. На этот раз доктора обнаружили метастазы в мозжечке и в левой височной доле. Главный врач провел Саркисяну две операции за 1 неделю. Вскоре после процедуры, он снова стал мыслить здраво. "Я целовал докторам руки", - тихо вспоминает Дереник. "Саркису сразу же стало намного лучше".

У него 12 швов над левым ухом и столько же на правой стороне затылка. Сидя в апартаментах в Мюнхене, которые не являются его домом, он часто проводит пальцами по шрамам на его выбритой голове. Затем его взгляд устремляется куда-то вдаль.

Следующий курс химиотерапии назначен после операций. "На этом этапе, кто-нибудь должен был уже давным-давно сообщить пациенту, что он неизлечимо болен", - говорит независимый доктор, который позже встретился с Саркисяном в другом госпитале. Еще один доктор отметил: в Мюнхене жестокая конкуренция, и все гонятся за иностранными пациентами. Я пытался направить на правильный путь эту семью в этом аквариуме с акулами, но к сожалению мне это не удалось".

Было ясно, что Арсен Б. не собирался терять своих клиентов. Согласно семье Саркисян, брокер продолжал вселять в них надежду на выздоровление, кроме того, он посоветовал семье удалить опухоль на кишечнике хирургическим путем. Арсен Б. отрицает это и утверждает, что решение о хирургическом вмешательстве было принято только после консультаций с рядом высококвалифицированных врачей.

Череда неприятных событий продолжилась в холеной новой клинике на реке Изар. Арсен Б. договорился об операции для Саркисяна в хирургической клинике доктора Ринекера. Эту услугу агентство оценило в 34,292 евро.

Крича от боли

На это раз рыцарем в сияющих доспехах для семьи стал хирург по имени Эдвард Шанг, который якобы уверил Саркисяна, что через неделю тот будет уже выписан. Но семье никто не сказал о том, что Шанг работал в частной клинике потому, что был лишен своих ученых степеней в Гейдельбергском университете за фальсификацию исследовательских данных. Когда его спросили об этом, Шанг ответил, что он добровольно отозвал опубликованные статьи. Он отказался прокомментировать дело с Саркисяном, ссылаясь на врачебную тайну.

Операция по удалению опухоли на кишечнике была проведена Шангом 26 апреля. Спустя 3 дня, у Саркисяна начались настолько сильные боли, что даже высокие дозы обезболивающих оказывались неэффективны. Тем не менее, хирург заверил его, что все идет так, как и должно идти. Арсен Б., в свою очередь, по-прежнему расхваливает Шанга.

Когда Саркисяна выписали 15 мая, на следующий день после его дня рождения, его мучили такие сильные боли, что он едва мог идти. В его документах о выписке сообщалось: "Кровообращение больного стабильно, несмотря на жалобы пациента на сильную боль, эти симптомы стихают". Но вернувшись в апартаменты, Саркисян уже кричал от боли.

Его жена Нелли при воспоминаниях не может сдержать слез: «У него был сильный жар и он постоянно повторял: Я умираю, я умираю. Мы не знали, что делат»".

Они взяли такси и поехали обратно в хирургическую клинику доктора Ринекера, где им сказали, что все будет хорошо , хотя доктора прекрасно видели гнойную жидкость с неприятным запахом, которая выделялась из шва и накапливалась в дренажном мешке. Брат Дереник позвонил Арсену Б. в панике и сказал, что очень волнуется за Саркиса. Б., по сообщениям, посоветовал семье поехать в клинику Rechts der Isar.

Как только они прибыли туда, дежурный врач отметил: "Получить детальную историю болезни пациента было невозможно, так как он не говорил ни по-немецки, ни по-английски и с ним не было переводчика". Перед ним стояли 3 члена российской семьи, полностью обезумевшие и нуждающиеся в помощи, полностью потерявшие веру в идеальный, безупречный мир немецких больниц.

Компьютерная томография помогла определить то место в кишечнике, откуда вытекало содержимое. Приложив усилия, доктора начали борьбу с осложнением. Но они также обнаружили новые метастазы в головном мозге Саркисяна.

Впервые за все время, по словам семьи Саркисян, доктора сообщили им у постели больного, что тот неизлечим. В качестве переводчика выступал водитель такси. Они сообщили родственникам, что уже ничего не смогут для них сделать, и в этом не было никаких сомнений. Единственное, что они могли бы сделать - это продлить его жизнь ненадолго с помощью химиотерапии и лучевой терапии. Согласно Арсену Б., Саркисян уже не в первый раз получал такой тяжелый удар, он уже слышал это, когда узнал о своем диагнозе. В любом случае, Саркисян был совершенно вне себя. Ему приходилось давать успокоительное. Его брат и супруга едва сдерживали слеза, пока не покинули кабинет, в решительности не позволить Саркисяну увидеть их отчаяние. На следующей день, на его голове провели сеанс лучевой терапии с маской, хотя голова - это было уже лишь название. "То, что сделали с этим человеком - преступление", - позже признал один из докторов.

Восемь месяцев семья Саркисян жила верой в то, что все закончится хорошо. А теперь они все больше и больше уверены в том, что их обманули.

Дереник начал обходить все больницы, чтобы собрать первоначальные счета по оплате, для того, чтобы потом их проверить. Но уже сказал, что ему отказали в клинике Ринекера, сообщив, что контракт был заключен с агентством ИМЦ, а не с самим пациентом.

Раздутые счета

Максим Слосберг и Евгений Стейнберг, два адвоката из западного Дортмунда, уже знакомы с этими, сбивающими с толку опровержениями. Они имеют дело с несколькими исками, в которых русские пациенты были явно обмануты в Германии. Репортажи о жертвах медицинского туризма уже транслировались на российском телевидении, говорит Слосбергс, кроме того, даже в интернете пациенты жаловались на промыслы недобросовестных агентств. Единственная проблема, продолжает он, заключается в том, что в Германии это никого не заботит, несмотря на то, что предполагаемое количество случаев, о которых не было заявлено "невероятно высоко".

Слосберг достает дело Марии В. из стопки документов на своем столе. В западной Германии, в регионе Рур, 37-летней женщине была проведена операция на бедре. Операция была неудачной, и теперь ей требуется еще одна. Но несмотря на плохо проведенную операцию, у хирурга не возникло никаких угрызений совести, когда он выписывал счет, в котором 6,000 евро фигурировали в качестве надбавки за то, что операция была проведена главным врачом.

Немецкий прейскурант цен за оказание медицинских услуг призван регулировать то, сколько хирург может взимать за свою работу. Согласно постановлению, этот коэффициент не может превышать базовую стоимость оказанных услуг более чем в 3.5 раза. В случае с Марией В., этот показатель равен 13. И это не удивляет Слосберга. По его словам, многие больницы и доктора наживаются подобным образом. Но он также добавил, что "ни в одном деле не было столько наглой лжи, как в деле Русланы Фадеевой".

У 8-летней девочки из Йошкар-Олы (город в центральной части России) обнаружили лимфому Беркитта, быстро прогрессирующую форму рака. Подобно Саркисян, ее родители не возлагали никаких надежд на российскую систему здравоохранения. Поискав в интернете, они натолкнулись на агентство Medical Travel в западно-немецком городе Люденшайд. Оно получило известность в связи со скандалом о пересадке органов, где в университетском госпитале Геттингена якобы спасли алкоголика из России, пересадив ему печень за 6-значную сумму.

В ситуации с Фадеевой, агентство посоветовало пройти лечение в близлежащем городе Мюнстер. Но семье никак не удавалось собрать авансовый платеж в размере 183,600 евро. Отец девочки Роман владеет несколькими магазинами одежды, но у семьи было только 20,000 евро, еще 80,000 евро они заимствовали в банке.

Среди агентств, согласие на лечение представляется главным образом результатом переговоров. Спустя несколько дней Роман Фадеев получил новый предварительный счет от Medical Travel "за обследование и лечение в центре детской онкологии в университетском госпитале Дюссельдорфа". В этот раз цена совпала с семейным бюджетом: 100.000 евро.

Семейный иск

В июле 2008 года Русалана прилетела в Дюссельдорф вместе с родителями. К сентябрю она была вылечена. Фадеевы были вне себя от радости, хотя стоимость лечения по-прежнему казалась им необычайно высокой. В конце концов, они предположили, что докторам не пришлось прибегнуть к операции. Отец Русланы потребовал подробный отчет. В университетском госпитале ему сказали, что не обладают данной информацией и что счет со стоимостью за услуги был отправлен агентству Medical Travel. Агентство, со своей стороны, также не хотело предоставлять информацию.

Слосберг подал иск в областной суд Хагена с просьбой раскрыть записи, спустя два года суд вынес решение в пользу его клиента. Фадеевы были шокированы, когда наконец-то получили документ. Лечение Русланы стоило всего 39,715 евро, включая услуги главного врача. Остальные деньги агентство присвоило себе.

Теперь агентство заявляет, что 100.000 евро были единовременным взносом. Хотя в контракте Фадеевых нет ни слова о единовременном взносе, вместо этого вся сумма определена, как "депозит". Так Слосберг подал еще один иск с требованием возместить эту разницу. В октябре суд принял решение в пользу Фадеевых, заставив агентство выплатить деньги вместе с процентами в 10.000 евро. Также суд постановил, что агентство может взимать плату за свои услуги не превышающую 15% от стоимости лечения. Агентство все еще может обжаловать это решение.

"Бросающийся в глаза"

Саркисян и его брат сидят за обеденным столом в мюнхенских апартаментах. "Вопрос веры больше не стоит перед нами, но мы хотим узнать правду", - говорит Дереник. На столе лежат 2 стопки документов. Несколько оригинальных счетов по оплате ему все же удалось получить, они в одной стопке, а в другой - сметы и счета самого агентства.

Сравнение этих двух стопок указывает на то, что агентство было не только тщедушно, но и изобретательно в раздувании своих услуг. Они включили в счета заоблачные административные сборы и страховые платы, иными словами, они просто добавили 100% дополнительную плату к первоначальным больничным счетам. Например, агентство оценило первый курс химиотерапии в 12.000 евро, несмотря на то, что онкологическое отделение оценило свои услуги в 5.400 евро. Агентство ИМЦ, тем не менее, утверждает, что деньги взимались только за фактически оказанные услуги.

В одном из документов ИМЦ можно увидеть "консультационные услуги", стоимость которых 2.500 евро. Дереник поставил напротив этой надписи большой знак вопроса. “Консультация? Какая? Это любимое слово Б.", - говорит Дереник. "Консультационные услуги предоставлялись только тогда, когда это было целесообразно и по просьбе клиента", - говорит Б. Что это означает на самом деле, не было ясно ни со слов Б., ни из документов Саркисяна. Ясно то, что Арсен Б. не имеет врачебной лицензии, а это означает, что он не имеет права предоставлять консультации в прямом понимании этого слова.

Солсберг и Стейнберг рассмотрели все документы Саркисяна. В заключении на 4 страницах они написали: "Проблемы имеются практически в каждом документе. В целом, мы можем сказать, что это первый раз, когда нам приходится иметь дело с мошенничеством такого широкого масштаба. Кроме того, в этом деле фигурирует еще и факт уклонения от уплаты налогов. Снова и снова, налог на добавленную стоимость не был прибавлен к оказанным услугам". Б. настаивает: "Налог на добавленную стоимость был учтен и оплачен в срок".

Эксперты по выставлению счетов из частной страховой компании также рассмотрели документы Саркисяна. "В некоторых случаях, стоимость некоторых услуг не раскрывается пациенту, как правило, это более дорогие услуги" - пришли они к заключению, после изучения счетов агентства ИМЦ. Они также описывают врачебные счета как "явно привлекающие внимание, когда речь заходит о нормативных документах по стоимости услуг". Например, коды оплаты явно отсутствуют во многих местах. Кроме того, очевидно, что врачи установили безосновательно высокие тарифы за лечение Саркисяна.

Немецкие больницы обязаны следовать фиксированным ценам

С точки зрения закона все кажется ясным. В соответствии с немецким законодательством, не существует никаких положений, согласно которым с иностранных пациентов взималась бы более высокая плата. На самом деле в меморандуме 2008 года, Федеральное Министерство здравоохранения подчеркнуло, что немецкие медицинские учреждения обязаны придерживаться фиксированных ставок в лечении иностранных пациентов в качестве "вознаграждения за лечение иностранных пациентов", а это означает, что стоимость за каждую услугу должна соответствовать фиксированной сумме. Согласно меморандуму, разница в счетах "на основе гражданства пациента" также не допускается.

Но многие больницы игнорируют это постановление. Согласно исследованию университета Bonn-Rhein-Sieg, примерно две трети больниц, принявших участие в опросе, признали, что взимали с иностранных пациентов больше денег. Около 14% также признали, что выписывали отдельные счета, чтобы таким образом объяснить более высокую стоимость лечения.

Профессор Ющак утверждает, что иногда больницы платят агентствам "посредническую комиссию", чтобы те искали им пациентов, несмотря на то, что Килевский региональный суд (на севере Германии), признал такие соглашения неэтичными в 2011 году. Судьи возразили, что такая коммерциализация является спорной, учитывая уровень доверия между доктором и пациентом. В то же самое время, Ющак не считает противозаконным взимать плату "за услуги, которые были оказаны, такие как предоставление транспорта или услуги переводчика".

Ющак хочет, чтобы рынок стал более прозрачным, и с помощью четко установленных принципов, более привлекательным для больниц. Сюда могут быть включены руководящие принципы ценообразования, а также сертификация брокеров и международные офисы больниц. Это также может повлечь за собой увеличение базовой ставки для иностранных пациентов, позволяя больницам не боятся идти на дополнительные затраты, которые могут потребоваться при лечении таких пациентов. Но пока что эти предположения, по словам Ющак, "не находят должного отклика в соответствующих министерствах".

Суммарный итог: 191.784.45 евро

Август. Саркисян все еще в Мюнхене, размышляет о последних 10 месяцах своей жизни. "Если бы кто-нибудь сказал, что мои шансы на выживание 50/50, я бы не приехал", - говорит он. "Но они пообещали мне, что я поправлюсь".

Его брат добавляет: «Деньги - это одно. Меня убивает то, когда я думаю, что они сделали с Саркисом". Когда Саркис вышел из комнаты, его брать прошептал, что по прогнозам врачей, ему осталось жить всего год. Вскоре семья получила "выписку по ликвидации задолженности" на 41 странице от агентства ИМЦ. Суммарный итог: 191.784.45 евро

Согласно Арсену Б., пациент по-прежнему должен ему 4,177.92 евро. Он считает, что лечение Саркисяна было в целом и по большей части успешно завершено. Но обсуждать подробности он не желает. Опять же, ссылаясь на договор о неразглашении. Б. называет обвинения - попыткой оказать на него давление. Агентство, добавляет он, рассматривает вероятность течения судебного процесса, как "довольно спокойное".

Саркисян уже вернулись в Москву. Они отправили бумаги Саркиса в один из госпиталей Лос-Анджелеса, где проходит проверку новый метод лечения. Доктора сообщили, что им необходимо будет лично осмотреть Саркисяна, прежде чем делать какие-то заключения.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Рубрика: Статьи / Интересные факты
Просмотров: 3364 Метки:
Автор: Шепп Матиас @spiegel.de">Spiegel


Оставьте комментарий!

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003

Rating@Mail.ru