Сколько стоит поддельное вино

Среда, 24 сентября 2014 г.Просмотров: 4330Обсудить

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

Сколько стоит поддельное виноКампус университета Бордо напоминает загородную усадьбу в Жиронде: просторные сады, наполненные ароматом гераней, разбросанные шато, используемые в качестве классных комнат или лабораторий. В глубине зеленой рощи, выделяясь на общем фоне своей современностью, стоит здание для исследований, известное под названием Центр прикладной ядерной физики Бордо-Градиньян, где располагается безупречная физика Филиппа Юбера.

Юбер специализируется на радиоактивности, а в лаборатории находятся 3 детектора, наиболее впечатляющий из которых напоминает огромную бочку, обвитую свинцом, найденным на потонувшем у берегов Британии римском корабле. Свинец не оказывает никакого влияния на показатели детектора, объясняет Юбер, так как металл утратил свои естественные изотопы в ходе столетий. Аппарат традиционно используется для оценки сточных вод из больниц или осадков от ядерных катастроф, но сегодня в нем находится бутылка Carruades de Lafite 1905 года - иконы Бордо и второго вина Шато Лафит-Ротшильда. Задача Юбера выявить, является ли содержимое бутылки тем вином, на которое оно претендует.

Спрос на такого рода проверки подлинности очень высок. В декабре, проверка Юбера стала краеугольным камнем в деле против Руди Курниавана, торговца марочным вином, чей арест обратил внимание общественности на проблему, о которой никто в индустрии не хочет говорить: беспредельная фальсификация коллекционных бутылок.

"Рынок подделок растет", - говорит Майкл Эган, бывший директор отдела вин в Sotheby's и выдающийся мировой специалист по аутентификации вин. "Нет признаков того, что эта деятельность идет на убыль".

Подозрительные бутылки

В 2005 году Билл Кох - брат-близнец исполнительного руководителя Koch Industries Inc., Дэвида осознал, что у него такие есть. Четыре бутылки Бордо 1787 года были приобретены, как некогда принадлежавшие Томасу Джефферсону, но оказались негожими подделками. Кох (74 года) заплатил за них $500,000 на аукционе и решил, по горячим следам, провести доскональную проверку своего винного подвала с 43,000 бутылок. Следователи Коха обнаружили 211 подозрительных бутылок, привезенных Курниаваном - эмигрантом из Индонезии, живущим в Лос-Анджелесе, за которые Кох заплатил более 2 миллионов долларов. Образцы различных вин были отправлены ученым в Центр прикладной ядерной физики Бордо-Градиньян на экспертизу. Ни одна из этих бутылок не оказалась подлинной.

Кох подал иск против Курниавана - и начал свою собственную борьбу по искоренению мошенничества в винном деле, которое, по его собственным оценкам, стоила ему более 25 миллионов долларов из его 4,3-миллиардного состояния.

"Возможно, у меня это с детства", - рассказывает Кох по телефону со своего ранчо за пределами Паонии (штат Колорадо), сделав паузу, чтобы попрощаться со своей 8-летней дочерью, которая отправилась в школу. "Я ненавижу, когда меня обманывают, а обманывали меня постоянно, когда я был слабым и уязвимым маленьким мальчиком".

Продуманная фальсификация

В ходе развития событий, Кох оказался не единственным, кто охотился за Курниаваном. В 2012 году, 8-го марта, агенты ФБР совершили рейд на дом торговца в Аркадии (штат Калифорния), в котором комнатная температура поддерживалась согласно стандартам температуры в погребе - 59 градусов по Фаренгейту (15 градусов Цельсия). Внутри, они нашли пожилую женщину, назвавшуюся матерью Курниавана, которая, укутавшись, сидела возле обогревателя в своей спальне. Они также раскрыли поразительно сложную операцию фальсификации: бутылки, замоченные в раковине, чтобы можно было снять этикетки, пробки - старые и новые, устройство для повторной закупорки бутылок и 19,000 поддельных этикеток 27 лучших мировых вин. Пустые бутылки, взятые из ресторанов, заново наполнялись и выставлялись на продажу, в то время как другие вина делались с нуля.

Даже имя Курниавана оказалось ненастоящим. Согласно частным детективам, нанятым Кохом, Берни Мэдофф из Бордо оказался урожденным Чжень Ван Хуаном. На суде Курниавана Кох свидетельствовал против него. Признанный виновным, бывший торговец вином, 7-го августа был приговорен к 10 годам заключения. Главный адвокат Курниавана, Джером Муни, говорит, что его клиент, скорее всего, подаст на апелляцию.

"Проклятое поддельное вино"

Открытость Коха - необычайна, учитывая, что не многие из его коллег-коллекционеров согласны впустить экспертов в свои погреба из-за страха того, что они могут найти - или не найти - там. В декабре, после осуждения Курниавана, опираясь на один случай мошенничества по почте и телефону, судья не торопился выносить окончательный приговор в надежде, что другие также выступят и выявят истинные масштабы его преступлений. Но никто этого не сделал. Кох даже не удивился.

"Они хотят всучить поддельное вино какому-то другому неудачнику", - считает он. "Я купил несколько бутылок вина на благотворительном аукционе, и оно оказалось поддельным. Так, кто-то отдает вино на благотворительность и платит меньше налогов, а у меня оказывается поддельное вино".

Bao Fa Hu

Во всем мире индустрия коллекционных вин выросла более чем в 3 раза за последние 12 лет, увеличившись с 90 миллионов долларов в 2002 году до более чем 300 миллионов долларов в 2013, согласно Wine Spectator. Отчасти из-за bao fa hu Китая (дословно: невероятно богатый) и, по-видимому, их непреодолимому желанию обладать трофейными бутылками, особенно Бордо и Бургунди. По мере того, как росли цены, росло и количество подделок. "Красное наваждение" (2013), документальный фильм о винной лихорадке в Китае, рассказывает о том, что на сегодняшний момент продается гораздо больше бутылок вина Chateau Lafite Rothschild 1982 года, чем на самом деле было произведено на винном заводе.

В отличие от поддельных часов, которые легко распознаются опытными специалистами, марочное вино представляет множество проблем, когда дело доходит о проверке на подлинность. Более старые вина традиционно открывают и заново закупоривают, чтобы они лучше сохранялись - факт, которым прикрываются мошенники после манипуляций с пробками и закупоркой бутылок. Учет записей довольно ненадежен, особенно для более старых вин; даже наиболее уважаемые производители часто затрудняются ответить, сколько бутылок было выпущено в определенный год. Людей, которым довелось перепробовать самые лучшие мировые вина и которые могут сказать совпадает ли вкус вина в данной бутылке с другими этой же марки, можно пересчитать по пальцам. Деньги побеждают на аукционе, но на них не купишь вкусовые рецепторы, которые помогут определить разницу между Chateau Petrus 1947 года и более молодым Бордо, смешанным с калифорнийским Каберне, чтобы имитировать то время и приятный вкус легендарного ретро. Другими словами: Если бракованное вино наливают и пробуют, при этом оповещая всех присутствующих о статусе его владельца, кому придет в голову жаловаться?

Команда мечты

Это мнение не разделяет Кох, который тратит большие суммы на научные проверки одной бутылки - до 600 евро (800 долларов) - больше, чем большинство могли бы позволить себе потратить на бутылку. Процесс аутентификации, в данном случае, состоит из трех частей и осуществляется командой мечты из 3 человек, которую помог создать Кох.

Первый дивизион - Эган, франтоватый англичанин с ужимками Хью Лори. Эган начал свою карьеру в виноделии в Sotheby’s в Лондоне, где помог создать винный отдел. Сегодня он проживает в своем семейном доме, раскинувшемся в сельской местности Бордо, и работает внештатным сыщиком в Жиронде и за ее пределами.

Факторы, вводящие в заблуждение

Опыт Эгана в проверке на подлинность касается всего, но только не самого вина. Сюда относятся пробки, закупорка, этикетки, и даже стекло - все это он проверяет с медицинской точностью. Здесь существуют явные факторы, которые могут ввести в заблуждение: этикетки, состарившиеся от чая или табака, безупречные бутылки, бутылки, полностью покрытые пылью многих лет, а не наполовину, как если бы они бережно хранились.

"Сложнее всего подделать колпачки", - объясняет Эган, имея ввиду бутылки закупоренные фольгой. "Так как вам необходимо сначала разрезать его, чтобы вытащить пробку". Складки на фольге старых вин образуются со временем, а опытный мошенник использует это, чтобы скрыть надрез. Курниаван специализировался на этом. "Он был настоящим мастаком", - говорит Эган со сдержанным восхищением.

Как только Эган выявляет сомнительные бутылки в коллекции или в партии, он их отправляет в университет Бордо в заботливые руки Юбера и его коллеги Эрве Гегана, мускулистого физика с пронзительным взглядом и небольшой серебряной серьгой. Двое заинтересовались процессом аутентификации 14 лет назад, когда бельгийский торговец внезапно обнаружил 150 бутылок Гран Крю Бордо 1900 года прямо перед столетним юбилеем вина.

Неожиданное открытие

Хитрые ученые начали подозревать аферу, в тот момент Юбер находился на пороге того, что можно бы было назвать неожиданным открытием. Изотоп цезий-137 не существует в природе, он образовался в процессе ядерного деления после падения первой атомной бомбы в 1945 году. Юбер предположил, что любое вино, произведенное до Хиросимы, не должно содержать цезия-137. (Этот метод более точен и более практичен нежели углеродное датирование, которое подразумевает откупоривание бутылок и создает проблему вроде судебного процесса над салемскими ведьмами: Вы можете быть уверены в ценности вина только, после того, как оно будет уничтожено). Юбер протестировал свою теорию на образце, который заказал суд из найденного у бельгийского торговца. К несчастью для потенциального мошенника, старое вино, которое он выбрал для подделки вина 1900 года совпало с годом, когда уровень цезия-137 достиг своего пика.

"Это было хорошее вино", - вспоминает Юбер. "Но оно было 1964 года".

Коллекционеры вроде Коха платят за каждую бутылку, проверенную Юбером, 300 евро. Бутылка, которая сейчас находится в детекторе Юбера, Carruades de Lafite 1905 года, является семейной реликвией, принадлежащей Гегану. К счастью, в вине не обнаружено цезия-137. Около 60% старых вин, по оценкам Юбера, оказываются подлинными; остальные передаются Гегану для дальнейшего расследования.

Проверка ускорителем частиц

Ускоритель частиц универстита Бордо стоимостью 1 миллион евро находится в соседней лаборатории, напоминающей машинное отделение Starship Enterprise. Сегодня его отверстие с лучом направлено прямо на бутылку Бордо. Геган бомбардирует ее светом, заряженным частицами, которые позволяют ему выявить уникальные химические отпечатки на стекле. Рецепт, по которому производят стекло, отличается из года в год, в зависимости от наличия и стоимости составляющих. Путем сравнивания стекла предполагаемого Petrus 1961 с данными, собранными с подлинной бутылки, Геган может уверить, что какой-то предприимчивый мошенник не наполнил новую бутылку более молодым вином, как любил делать Курниаван. Проверка - дополнительные 300 евро за бутылку - является настолько эффективной, что Шато Мутон-Ротшильд создали свою собственную базу данных показателей бутылки, наняв Гегана на работу в своих погребах.

Лазерное тестирование

Конечно, ни один тест не является надежным. Уровень цезия-137 в атмосфере уменьшается в результате ядерного нераспространения, таким образом, метод Юбера в скором будущем окажется бесполезен. Другой ученый из Бордо, Бернард Медина, работает над тестированием, основанным на лазере, которое поможет определить точный химический терруар вина, не открывая бутылку, но на данный момент, это работает только на белых винах. Подделка не ограничивается только старыми винами - или Старым миром. Винный завод Opus One в долине Напа, основанный семьями Мондави и Ротшильд как слияние бордосского и калифорнийского опыта, стали первыми, кто начал программу по борьбе с подделкой вин в будущем.

Винный завод Opus One напоминает ультрасовременный космический корабль, молча простаивающий в самом сердце Напа. В 2011 году главный исполнительный руководитель Дэвид Персон стал первым американским производителем, принявшим высокотехнологичные меры по борьбе с подделками - что целесообразно, учитывая тот факт, что Курниаван вспоминает о своей одержимости марочным вином после первого глотка (предположительно оригинального) Opus One 1995 года.

Чипы NFC

Сидя в просторном офисе над внутренним двором виноградника, Персон вспоминает свою поездку в Китай, десять лет назад, во время которой он заметил рост подделок Opus One. Несмотря на то, что в то время не было простого или экономичного решения, сегодня каждая бутылка Opus One, отправленная за рубеж имеет чип NFC. Когда покупатели сканируют чип при помощи своего смартфона, им показывают короткое видео с выступлением производителя - и таким образом, они уверены, что их вино произведено в Напе, а не приготовлено на чьей-то кухне.

"А потом", - вспоминает Персон. "Кто-то более умный, чем мы спросил: "Но как чип определяет, что бутылка пуста?"

Профессиональный мошенник, вроде Курниавана, может заново наполнить, закупорить и перепродать бутылку Opus One с чипом. Нужно обратиться в SICPA SA, швейцарскую компанию, которая производит чернила, используемые на многих мировых валютах. Компания предложила антивандальный метод закрытия бутылки, верх которой отпечатан их собственными чернилами, меняющими цвет, если на них посмотреть через две линзы карты "проверяющего" - красный через левую линзу, синий - через правую. SICPA отказываются предоставлять какую-либо информацию о своих клиентах или чернилах, которые доставляются к принтеру в сопровождении вооруженного охранника.

Отсутствие жалоб

Насколько эффективна двойная защита? В прошлые годы, когда вино Opus One поставлялось на мировые рынки, Персон получал отчеты о подделках, поступивших на рынок, в одно время с подлинными продуктами. В 2013 году, когда были использованы и чип NFC и печать с чернилами SICPA, он не получил ни одной жалобы о подделках за всю историю винного дела.

Шато Марго (Бордо) используют подобную программу, укрепляя свою репутацию высококачественного гран крю. Благодаря своей крупной голове, побритой наголо, Гийом ле Перше, руководитель отдела логистики поместья, напоминает вышибалу. Чтобы удержать злоумышленников на расстоянии, он изобрел процесс, состоящий из 3 этапов, через который проходит каждая полученная бутылка и который он называет удостоверением личности. Сначала, на стекле делается лазерная гравировка с уникальным серийным номером, прежде чем прикрепляется вторая этикетка с определенным буквенно-цифровым кодом, известным как знак подлинности. И наконец, чтобы закрепить колпачок, ле Перше использует более аналоговый подход: две капли клея с двух сторон горлышка бутылки, которые защищают фольгу от снятия.

"Кощунство"

Для таких коллекционеров, как Кох, недавно съевшим пуд соли на этом деле, желание прекратить фальсификацию - не исключительно финансовый вопрос, по мере того, как они продолжают превозносить искусство виноделия в разговоре с Брайаном Россом на ABC News. Современный поток поддельных бутылок не дает получать удовольствие от вина, стоимость которого исчисляется 6-значными цифрами.

"Это кощунство", - говорит Кох. "Они разрушают нечто прекрасное и возвышенное во имя низменных побуждений. Чтобы вы почувствовали, если бы кто-то сжег Мону Лизу? Я чувствую себя так, будто мою любовь растаптывают".

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Рубрика: Статьи / Изнутри
Просмотров: 4330 Метки: ,
Автор: Эллвуд Марк @bloomberg.com">Bloomberg


Оставьте комментарий!

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003

Июль 2017: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
Rating@Mail.ru