Зарабатывать много, ничего не теряя?

Среда, 7 ноября 2012 г.Просмотров: 2199Обсудить

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

Зарабатывать много, ничего не теряя?Невеста в гоголевской «Женитьбе» мечтала том, чтобы «губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича», то инвесторы всегда хотели обладать инструментом, который был бы доходен, как акция, и надежен, как облигация. Мечта сбылась, когда за дело взялись финансовые алхимики. Они, прибегнув к помощи деривативов, наколдовали структурный продукт, позволяющий добиваться любого соотношения «риск – доходность». Но больше всего инвесторам пришелся по душе вариант с гарантированным возвратом первоначального вложения – структурный продукт с защитой капитала. Особенно привлекательным стал этот гибрид после кризиса 2008 года и с учетом вялотекущего роста на фондовых рынках. Ведь за последние 12 месяцев, с октября 2011 года, индекс ММВБ поднялся меньше чем на 4%. Такой прибылью клиента не заманишь. Поэтому неудивительно, что сегодня структурные продукты предлагают 13 из 20 крупнейших российских управляющих компаний. Есть они и в арсенале банков. Неужели извечное желание инвесторов зарабатывать много, ничего не теряя, наконец осуществилась?

САМ СЕБЕ ГЛОБА

Насколько много можно заработать, заранее не известно: доходность продукта привязывается к динамике некоего актива – акции, индекса, валюты или товара. Инвестор выигрывает, если ему удалось угадать, как именно изменились котировки. Но если прогноз не оправдался, инвестор выходит в ноль. Простейший структурный продукт строится так: сумма вложения разбивается на две части – защитную

(большую) и рисковую (меньшую). Первая помещается на банковский депозит или в облигации с таким расчетом, чтобы к окончанию срока действия продукта на счете оказалась сумма, равная первоначальному вложению. Таким образом обеспечивается защита первоначальных средств.

Вторая часть инвестиций направляется на покупку опциона на динамику того или иного актива. Если базовый актив идет не туда, опцион попросту не исполняется. Убытки по нему ограничены уплаченной за него премией. Если же цена актива изменилась в нужном направлении, опцион срабатывает и генерирует доход, который иногда в разы превышает сумму, потраченную на его покупку. Правда, клиенту эти «разы» не достанутся: из-за того, что доход распределяется на всю сумму вложения (включая ту, что находится на депозите), получается, что инвестор ловит лишь часть движения актива. Она называется коэффициентом участия. Когда вы собираетесь покупать структурный продукт, вам сообщают этот коэффициент, чтобы представлять результат. Так, вы инвестируете 100 рублей в структурный продукт на рост индекса РТС сроком на один год и с коэффициентом участия 45%. Если через год индекс снизится, вернете свои 100 рублей. Но если он поднимется, вы еще получите доход в 45% от прироста индекса.

В последнее время все больше инвесторов интересуются структурными продуктами: кто-то слышал о них, кто-то имеет опыт инвестирования, рассказывает руководитель департамента развития продуктов и сервисов УК «Альфа-Капитал» Вадим Погосьян. «Статистики по объемам продаж этих продуктов в России нет, но эксперты называют цифру порядка 2–3 млрд долларов в год», – продолжает он. Тем не менее пока структурные продукты больше продаются, чем покупаются. «Нужны хорошо подготовленные консультанты, способные объяснить покупателю все тонкости. В этом сегменте именно продажа – двигатель прогресса», – говорит начальник отдела управления инвестициями и аналитической поддержки ИФК «Солид» Михаил Королюк. В его компании структурные продукты начали предлагать с этого года.

Но каким бы волшебным ни казался структурный продукт, законы рынка о прямой зависимости между риском и доходностью никто не отменял. Раз структурный продукт наряду с защитой капитала предлагает повышенную доходность, значит, риск возрастает, просто он принял какую-то иную форму, нежели риск потери капитала.

ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

Инвестиции, которые в условиях инфляции не принесли доход, являются убыточными. Поэтому если структурный продукт не сработал, инвестор вернет себе первоначальную сумму по номиналу. В реальном же выражении он потеряет. Существует и упущенная выгода от альтернативного вложения средств: инвестор мог положить деньги на банковский депозит и заработать гарантированный процент.

Из-за того, что структурный продукт создаются на определенный срок, возникает риск ликвидности. Если инвестор принимает решение погасить продукт досрочно (хотя это может быть не предусмотрено договором), он не вправе рассчитывать на возврат всей вложенной суммы: гарантия защиты капитала включается только в момент погашения продукта.

Сложная архитектура структурного продукта может влететь клиенту в копеечку. «Если инвестор не понимает, каким образом работает рынок деривативов, и неспособен оценить их текущую стоимость, он не знает, сколько он переплачивает за продукт», – говорит управляющий партнер UFG Wealth Management Оксана Кучура. Неосведомленность клиента во всех тонкостях конструирования продукта дает компании возможность заложить в нем дополнительный доход.

«Обертка» структурного продукта тоже имеет значение. Если он предлагается в форме долгового обязательства, значит, актуальным становится риск дефолта компании-эмитента. Кстати, именно на непонимании этого риска погорели многочисленные держатели структурных нот Lehman Brothers после его банкротства в 2008 году. Полностью разрушить конструкцию продукта может и неисполнение обязательств по инструментам, в которые вложена защитная часть капитала. Напомним, что пока что Агентство по страхованию вкладов покрывает депозиты в российских банках лишь в объеме до 700 тыс. рублей.

ПОДСТЕЛИТЬ СОЛОМКИ

Сегодня структурные продукты становятся все более популярным инструментом, но впервые на российском рынке их стали предлагать еще в начале 2000-х годов. Высокая инфляция в тот период делала невыгодным хранение денег на депозитах. Фондовый рынок же рос как на дрожжах, обольщая своей двузначной доходностью. Чтобы хоть как-то привлечь средства, банки придумали заманивать клиентов повышенными процентами. Но не гарантируя их, а обещая как результат инвестиций. Так появились депозиты с плавающей доходностью.

Первопроходцем на рынке структурных продуктов в нашей стране считается Ситибанк. В 2003-м он предложил своим клиентам депозит с привязкой к рынку. Впоследствии продукт, получивший общее название «индексируемый депозит», стал активно продаваться во многих банках. Но были и другие попытки прощупать российский рынок на предмет готовности принять структурные инструменты. Это вексели «Фьюжн» от Юниаструм Банка; структурированные облигации от «Тройки Диалог»; ОФБУ с защитой капитала от того же Юниаструм Банка и «Ренессанс Капитала». Если судить по рекламе того времени, финансовые компании связывали с новым направлением большие ожидания. Популярность структурных продуктов набирала обороты. Но кризис 2008 года спутал все карты: резко изменилась ситуация на рынке, восходящий тренд сломался и у инвесторов исчез аппетит к риску.

Интерес к таким продуктам возвращается. Восстановление обвалившегося фондового рынка закончилось еще в марте 2011 года. С тех пор индекс ММВБ стремится вниз. В первые пять месяцев этого года он вообще упал на 12%, потом воспрял, но все равно на 10 октября его прирост по сравнению с началом года достигал лишь 1,5%. Играть в азартные игры с таким фондовым рынком лучше всего с помощью инструментов с защитой капитала.

Сегодня структурные продукты позиционируются как альтернатива банковским вкладам с более привлекательной доходностью. Ориентированы они на тех, кто «делает шаг от размещения денег на депозите к инвестированию в рынок акций», объясняет директор и руководитель направления «Структурные продукты» в БД «Открытие» Александр Лапутин. Именно поэтому потенциальная емкость рынка относительно невелика – 4–5% от объема банковских депозитов, говорит начальник управления производных продуктов ФГ БКС Антон Плясунов.

ВРЕМЯ ДЕЛАТЬ СТАВКИ

Когда же лучше всего покупать структурный продукт? В компании БКС уверены, что оптимальный момент – период неопределенности, например, после продолжительного роста рынка, когда и дальнейшее движение вверх упустить обидно, и стать жертвой обвала не хочется. А вот начальник управления по работе с VIP-клиентами КИТ Финанс Инвестиционный банк Светлана Куняшева считает, что структурный продукт стоит приобретать лишь в том случае, если базовый актив имеет значительный потенциал роста (то есть он явно недооценен) или же падения (он явно переоценен). По словам гендиректора УК «Финам Менеджмент» Андрея Шульги, у них лидером продаж на текущий момент является структурный продукт на рост акций Сбербанка. В свою очередь, Александр Лапутин называет среди популярных базовых активов также пару доллар/рубль.

Однако вопрос о моменте покупки вторичен. Первичен вопрос, стоит ли вообще его покупать? Ведь ситуация с инфляцией и ставками российских банков кардинально изменилась по сравнению с началом 2000-х. В сентябре Банк России поднял ставку рефинансирования до 8,25%. Средняя ставка по депозитам физлиц в российских банках сроком до года – около 8%. А ожидаемая инфляция по итогам года не должна превысить 7%. То есть банковские вклады вполне могут показать реальную доходность. И не только в этом году: поскольку Банк России заявил о переходе к таргетированию инфляции, то он и дальше будет держать ставки выше уровня роста цен. Впервые за много лет депозиты даже в крупных российских банках смогут принести своим владельцам пусть небольшой, но доход, прогнозируют экономисты Credit Suisse. И эту «синицу в руке» структурные продукты предлагают поставить на кон ради возможной более высокой доходности.

Помня о коэффициенте участия, всегда можно посчитать, какие рост или падение должен показать базовый актив, чтобы доходность по структурному продукту переиграла 8% годовых по депозиту. И, посмотрев на график актива, понять, реальны ли для него такие движения. Слишком сложно? Тогда, может, лучше в банк?

ИСЧАДИЕ РЫНКА

Структурные продукты на Западе известны с 1990-х годов, но их репутация была сильно подмочена из-за краха Lehman Brothers в сентябре 2008 года. Инвестбанк, столкнувшийся с удорожанием заемного финансирования из-за ухудшения кредитного рейтинга, решил проблему с помощью выпуска структурированных нот. Они предлагались как низкорисковые инструменты с защитой капитала, но по своей сути являлись необеспеченными долговыми обязательствами банка. Они не учитывали риск дефолта эмитента и посему стали для банка источником дешевых ресурсов. Всего было продано нот на сумму 8,6 млрд долларов, а затем банк рухнул... После распределения имущества Lehman Brothers держатели его нот смогут вернуть в лучшем случае лишь 18 центов на вложенный доллар.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Рубрика: Бизнес технологии / Инвестиции
Просмотров: 2199 Метки:
Автор: Антонец Оксана @magazine.rbc.ru">Журнал РБК


Оставьте комментарий!

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003

Май 2012: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
Rating@Mail.ru