Сложности ядерной медицины

Понедельник, 30 июля 2012 г.Просмотров: 3097Обсудить

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

"Чазовский кардиоцентр" - самый большой кардиоцентр в Европе, и им руководит хорошо известный и заслуженный (еще с советских времен) кардиолог Евгений Чазов, академик РАН и РАМН, член Президиума РАМН. "Я с 1988 г. в бизнесе и ни разу к прессе не обращался, а сейчас важно понимать - я сделал ошибку? Или ошибку совершают люди, так неблагодарно относящиеся к тем шагам, которые частный капитал делает в направлении развития государственно-частных партнерств?" - недоумевает Сергей Еремин. "У меня есть серьезные опасения, что мне как инвестору не дадут управление проектом. И инвестиции не вернутся", - констатирует предприниматель.

Впрочем, как выяснилось, "ошибались" все: и государство, не разработавшее нормального законодательства о государственно-частных парнерствах, и сам банкир, вложивший более $10 млн без проработки юридических вопросов.

Знакомый профессор

История сотрудничества Сергея Еремина с кардиоцентром началась больше года назад. "Один из моих знакомых привел ко мне профессора Владимира Сергиенко, руководителя отдела радионуклидной диагностики "Чазовского центра". Это один из признанных авторитетов в данной области, он давно пытался попасть в мейнстрим новых достижений мировой диагностики. И пришел ко мне наобум, просто ходил и обивал пороги. А я отнесся к его идее серьезно, что было для Сергиенко неожиданностью. Но искренне считаю, что частные инвестиции обязаны приходить в медицину", - рассказывает Еремин. К медицине Сергей Еремин, по его словам, относится, "как к хобби", медицинского образования не имеет, но увлекается спортом, а кроме того, "между делом" основал частную клинику "Медконсалт" и Федеральную страховую компанию, занимающуюся медстрахованием. Сейчас он открывает свой фитнес-клуб.

Однако проект с профессором Владимиром Сергиенко казался действительно грандиозным: ученый просил денег на создание центра ядерной медицины. "Это дело моей жизни", - уверил заведующий отдела радионуклидной диагностики ФГУ "РКНПК" Владимир Сергиенко.

Цена оборудования для центра ядерной медицины - миллионы долларов (в зависимости от комплектации).

Общий объем инвестиций в проект создания центра ядерной медицины  оценивался в $20 млн.

Можно сказать, что проект центра для России был уникальным. Сегодня в нашей стране всего семь реально работающих центров ядерной медицины, самые известные из них - в Казани и Обнинске. Подобные центры должны появиться еще в Томске и Ульяновской области. На строительство последнего государство выделило 14 млрд руб.

Тем не менее этого не хватает. В частности, по американским нормам - на один миллион населения должен иметься один ПЭТ-КТ комплекс. В ряде случаев в клиниках стоит похожее оборудование (например, в Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге), но работает оно далеко не всегда, так как специалистов тоже не хватает. Часто обследоваться на ПЭТ-КТ комплексе ездят в Германию или Израиль. В России также наличествуют проблемы с поставками нужных радиофармпрепаратов, которые в нашей стране изготовливает, в частности, "Росатом". "Однако они не всегда надлежащего качества", - сетует Сергей Еремин. Поэтому в новом медицинском ядерном центре планировалось установить и собственный ядерный ускоритель. В Европе и США подобные центры уже существуют.

Как отмечает Еремин, у нас умеют хорошо оперировать, а вот грамотная диагностика - это проблема. Из-за недостатка оборудования и соответствующих специалистов часто в России, чтобы поставить диагноз, надо сначала разрезать пациента. В результате в очереди на подобные исследования стоят около 55 000 больных. Окупить проект планировалось в течение пяти лет.

Бесплатный ремонт

После достижения договоренностей стороны заключили соглашение о научно-исследовательской деятельности, основные пункты которого вошли в договор о научно-исследовательской деятельности между кардиоцентром и клиникой Сергея Еремина "Медконсалт". "Мы договорились о том, что будем работать на принципах государственно-частного партнерства. Партнерство распределялось простым способом: я выступаю в качестве инвестора и управляющего, а врачи медицинского центра будут заниматься своими прямыми обязанностями", - поясняет Еремин. По словам финансиста, на проект он взял пятилетний кредит в Сбербанке по схеме проектного финансирования, рефинансированный Landesbank Berlin под гарантии лично Еремина. Сумму кредита инвестор не уточняет, однако утверждает, что доля заемных средств в общих инвестициях была невысока, остальные деньги - его собственные.

Согласно договору о научно-исследовательской деятельности, новый центр ядерной медицины должен был быть открыт на базе отдела радионуклидной диагностики кардиоцентра. Однако всеми финансовыми, а также организационными вопросами и управленческими функциями должен заниматься Еремин. Впрочем, он сам говорит, что договор носил рамочный характер: вопросы, касающиеся, в частности, управления проектом, стороны договорились решить в процессе и подписать впоследствии дополнительные соглашения. Еремин создал управляющую компанию "ООО "Гераклион", в которой, по его словам, должны были числиться по совместительству сотрудники отдела радионуклидного отдела, занятые работой в центре.

После чего инвестор выяснил, что установить столь тяжелое оборудование в кардиоцентре не получится, для этого нужно делать в нем ремонт, причем менять пришлось даже перекрытия между этажами. По словам профессора Владимира Сергиенко,

 В ремонт, длившийся почти год, и оборудование Еремин вложил около $12 млн.

Правда, профессор оговаривается, что сметы на ремонт не видел. Центр ядерной медицины по плану должен был заработать уже этой осенью. Но хотя основное оборудование уже закуплено, проект оказался под угрозой срыва. Инвестор утверждает, что опасается за свои инвестиции, поскольку в кардиоцентре ведут себя так: "Дал денег? Спасибо! До свиданья!" Он грозится заключить договор с другим медучреждением и поставить оборудование там, а также готов судиться с кардиоцентром, нарушившим, по его мнению, договор. Но в случае неудачи в судах, по его же словам, он вынужден будет отдать оборудование для погашения кредита.

Сергей Еремин утверждает, что сделал ремонт, а кардиоцентр не подписывает ему документы, причем в помещениях, где уже стоит часть оборудования, не соблюдаются санитарные нормы. Инвестор рассказывает, что ссылки на государственную важность проекта у академика Евгения Чазова вызвали странную реакцию, он ответил словами французского короля Людовика XIV: "Государство - это я". Когда у инвестора возникают какие-либо проблемы, вышестоящее начальство посылает его к нижестоящему, а нижестоящее - к вышестоящему. "Я опытный бизнесмен и знаю "кидальные" схемы!" - горячится предприниматель.

Опасность мата

В то же время в кардиоцентре рассказывают совсем другую историю, обвиняя в проблемах инвестора. По версии медиков, проект на $20 млн застопорился из-за неосторожных высказываний, а также столов, шкафов и стульев. "Работать мы хотим. Но между нами случился конфликт. Видимо, чтобы увеличить сумму вложений (не знаю, зачем это нужно, вероятно, для отчетности перед банками), инвестор потребовал выкинуть недавно закупленную кардиоцентром мебель. А за эту мебель мы отчитываемся перед Минздравом. И мы отказались ее выкидывать. Тут на меня полился такой мат! За 70 лет своей жизни такого мата не слышал, вот я и сказал, что работать в проекте буду, но общаться с ним больше не стану!" - рассказывает профессор Сергиенко.

По его словам, инвестор не смог внятно объяснить, в чем причина его недовольства, Чазову, поэтому и разговора не получилось. А в своих проблемах он виноват сам. Во-первых, не известно, нужно ли вообще было делать такой дорогой ремонт, а во-вторых, Еремин до сих пор не предоставил правильно оформленный строительный проект. "Где проект? Он должен был быть подготовлен! Ни одной бумаги! Ни одной!" - возмущается Сергиенко. "Сейчас он хочет взять наше помещение в аренду на 25 лет. Мы отправляли запрос в Минздрав, и Минздрав сказал: "Никакой аренды!" В первоначальном договоре ни о какой аренде речи нет. Он ходит королем: "Я тут все купил!" Я готов работать в партнерстве, но именно в партнерстве!" - утверждает Сергиенко.

Каким образом инвестор запустил проект, не проработав даже вопроса с арендой помещения, юристы не понимают.

Ольга Лукина, основатель Института интегративной психотерапии и коучинга, считает, что отчасти конфликт лежит в психологической плоскости. Предприниматель и врач-госслужащий плохо понимают друг друга. "Банкир - это человек, который сам генерирует свои деньги и сам за них отвечает. Он хозяин. Профессор, проработавший многие годы в большом государственном институте, привык гарантированно получать деньги за ту работу, которую он выполнил. Был ли он готов к партнерству? Без контракта (без детально проработанных документов) конфликт был гарантирован", - рассуждает Ольга Лукина.

Сейчас инвестор апеллирует к государству и говорит о несовершенстве законодательства в этой области. "Полагаю, что в данном контексте проблема вряд ли состоит в несовершенстве законодательства о ГЧП. Похоже, что стороны пытаются создать совместное предприятие (joint venture), и все упирается в договорные отношения. То есть если стороны не прописали волнующие их вопросы в договоре, они не смогут сослаться на законодательство о ГЧП, чтобы урегулировать пробелы в договоренностях", - поясняет Ирина Скидан, старший юрист АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры".

Виноват закон?

"Вероятно, договор, заключенный сторонами, может быть квалифицирован как договор на выполнение государственным учреждением научно-исследовательских работ, регулируемый главой 38 Гражданского кодекса РФ, - говорит Анастасия Гришина, юрист юридической компании Art de lex. - Сложившаяся ситуация не единична, поскольку государством не созданы необходимые условия для развития института государственно-частного партнерства. Так, нормативно-правовое регулирование государственно-частного партнерства в настоящее время осуществляется на региональном уровне, и в случае отсутствия соответствующего акта на уровне субъекта РФ реализовать проект ГЧП в регионе в какой-либо иной форме, кроме концессии, невозможно".

Похоже, государство понимает, что пробелы в законодательстве есть. В конце июня Минэкономразвития подготовило новый закон о частно-государственном партнерстве. При правительстве создается Совет по частно-государственному партнерству во главе с министром без портфеля Михаилом Абызовым. Но это дело будущего. Пока же проекты ГЧП реализуются в стране по оригинальным, специально разработанным под каждый случай юридическим схемам. Среди наиболее известных государственно-частных партнерств - реконструкция ЦПКиО им. Горького Романом Абрамовичем и обновление Филевского парка в Москве главой Союза грузин России Михаилом Хубутия.

Последний считает, что договор концессии, о котором идет речь в законодательстве о ГЧП, плохо страхует инвестора. По его мнению, выгоднее бывает создавать акционерное общество, на 100% принадлежащее государству или городу. А частный инвестор в этом случае работал бы, к примеру, уже как подрядчик. Были ли проблемы у Романа Абрамовича, не известно, но парк он реконструировал.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Рубрика: Статьи / Деньги
Просмотров: 3097 Метки: ,
Автор: Коптунова Ольга @ko.ru">Компания


Оставьте комментарий!

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003

Февраль 2007: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Rating@Mail.ru