Новости бизнесаСтатьиАналитические колонкиДеньгиКурс валютБизнес технологии
Главная > Новости бизнеса > Hi-Tech > Спекуляции, тресты и помощь государству — биография финансиста Джона Пирпонта Моргана

Спекуляции, тресты и помощь государству — биография финансиста Джона Пирпонта Моргана

Понедельник, 28 ноября 2016 г.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e



Обозреватель vc.ru изучил биографию Джона Пирпонта Моргана, создавшего или принимавшего участие в развитии нескольких крупнейших трестов и корпораций, в том числе U.S. Steel, General Electric, AT&T. Морган также возглавлял денежный трест, успешно противостоял конкурентам и спасал экономику США во время кризисов.

Современники считали Джона Пирпонта Моргана жестким и алчным дельцом, способным ради достижения цели на что угодно. При жизни он действительно был известен достаточно спорными сделками. Впрочем, подобные обвинения можно было предъявить любому крупному капиталисту того времени. Морган же известен не только как блестящий банкир, но и как человек, который умел ставить глобальные цели и успешно их реализовывать.

Джон Пирпонт Морган История рода Морганов. Ранние годы Джона Пирпонта Моргана

Можно найти достаточно смелые утверждения об истоках семьи Морганов. Некоторые источники, например, даже называют предком финансиста короля Давида Шотландского, другие относят его род к потомкам норманнских разбойников. Кроме того, можно встретить информацию о том, что Морганы ведут свой род от знаменитого пирата Генри Моргана. Подобные обсуждения до сих пор считаются слухами и домыслами, связанными с неоднозначной репутацией этой семьи.

Точно известно, что родоначальником семьи стал Майлз Морган, который в 1636 году вместе с братьями прибыл в Бостон. Майлзу на тот момент не исполнилось и 21 года. Он был авантюрным человеком и ввязался в экспедицию, отправленную для создания нового поселения. При раздаче земли Морган скрыл свой возраст, потому что слишком юные мужчины участвовать в распределении не могли.

Получив довольно крупный участок, Майлз на этом не остановился. Позже он начал приобретать участки у других поселенцев и стал одним из самых уважаемых граждан города Спрингфилд. Затем Майлз вошел в городской совет и возглавлял комиссию по распределению земли. В общем, был человеком незаурядным. Майлз Морган прожил долгую жизнь и стал одним из героев города. Жители также превозносили его подвиги на войне короля Филипа, в которой колонисты столкнулись с коалицией индейских племен.

Морганам хорошо жилось в США, и они принимали участие во многих ключевых событиях этой страны, в том числе и в Войне за независимость. Дедом Джона Пирпонта был Джозеф Морган, открывший собственную преуспевающую гостиницу в Хартфорде — быстро развивающемся городе и торговом центре в долине реки Коннектикут.

Кроме гостиницы Джозеф преуспел и в других делах. В частности, он умудрился фактически за бесценок скупить акции страховой компании Etna Fire, созданной крупными местными бизнесменами. Джозеф воспользовался трудным положением этого предприятия и желанием акционеров избавиться от своих долей, заполучил над ним контроль и не прогадал. В итоге Etna Fire, недооцененная ее акционерами, стала приносить прибыль и превратила Джозефа в богача.

Его сын Джуниус, родившийся в 1813 году, проявлял еще больший талант к ведению бизнеса. Он начинал в 16 лет как банковский клерк, но долго на подобной должности не задержался. Вскоре с помощью отца Джуниус создал банкирский дом «Морган, Кетчум и К», в котором проработал только восемь месяцев, не сойдясь с партнером в некоторых вопросах. Немного позже он поработает в галантерейном бизнесе и станет одним из партнеров компании «Дж. Биби, Морган и К», которая тогда была лидером в оптовой торговле.

В 1853 году Джуниус Морган стал партнером инвестиционной компании «Пибоди и К», находящейся в Англии. Руководил им Джордж Пибоди — талантливый бизнесмен, сумевший успешно закрепиться в британском обществе и добиться того, что его фирма стала заниматься вкладами Британии в экономику США. В 1863 году Пибоди уйдет из бизнеса, и его компания изменит название на «Дж. С. Морган и К».

Джуниус, будучи по своей сути жестким дельцом, умеющим делать деньги и проводить сделки, имел одну необычную для предпринимателей в этой сфере черту — он сторонился и не терпел спекуляций и нечестных сделок. Джуниус даже закрыл в итоге один из своих банкирских домов из-за того, что Кетчум переступал закон —, а Морган на подобное идти не собирался.

Джон Пирпонт Морган, сын Джуниуса, родился в 1837 году. Он провел детство в поместье отца. В 14 лет Джона отправили учиться в школу в Бостоне. Особыми достижениями он здесь не прославился — учеником был средним, считался медлительными и замкнутым, а среди одноклассников слыл занудой.

Лучше всего Джону давалась математика, но вундеркиндом его не считали. Есть мнение, что Джуниус Морган достаточно жестко воспитывал сына и часто менял учебные заведения. После школы Морган был отправлен на Азорские острова — восстанавливать здоровье. Затем он немного путешествовал по миру и два года учился в Геттингенском университете, где опять же прославился математическими способностями.

О первых сделках Джона Моргана известно не так много. Обычно источники указывают, что впервые он начал приобретать акции еще в 1850-х годах. Тогда Джон стал владельцем пяти акций Тихоокеанской почтово-пароходной компании. Джуниус Морган был недоволен поступком сына, указав на то, что компания часто теряет корабли, терпит убытки и оказывается жертвой спекулянтов.

Доводы отца оказались для Джона пророческими, и он потерял на этой сделке $1500. Джон не сдался — пытаясь восстановить собственные потери, он взял денег в долг у отца и приобрел одну акцию мичиганской железной дороги. Здесь он не прогадал и спустя месяц отлично заработал.

В 20 лет Морган работал клерком в компании «Дункан, Шерман и К». Последнюю, кстати, приобрела «Пибоди и К», где партнером был Джуниус Морган. Джуниус пытался воспользоваться моментом и добиться для сына партнерства, но ему это не удалось. Впрочем, Джон не сильно расстроился и начал работать в банковском доме, принадлежащему отцу.

О молодости Джона Моргана обычно рассказывают романтическую историю с трагическим концом. В 22 года Джон был влюблен в девушку по имени Амелия Стерджес, имевшую предрасположенность к туберкулезу. Морган собрался на ней жениться и, несмотря на то, что изначально ему было отказано, добился своей цели.

Амелия после свадьбы прожила только три месяца. Морган же после этого случая сконцентрировался только на банковском деле. Считается, что с тех самых пор главным идеалом Моргана стало финансовое могущество и власть, чего он успешно добился. «Дело о карабинах». Cпекуляция золотом

Первая громкая спекуляция Моргана случилась в начале 1860-х годов. В то время шла Гражданская война, во время которой Линкольн отстаивал целостность США, а крупные магнаты вроде Вандербильтов, Рокфеллера и Гулда увеличивали свои состояния. Морган тогда возглавлял фирму, называвшуюся «Дж. Пирпонт Морган и К, частные банкиры», и занимался в основном обменом валюты. Некоторые источники склонны считать эту компанию филиалом лондонской фирмы Джуниуса Моргана. Именно в это время Морган принял участие в сделке по продаже оружия, вошедшую в историю, как «дело о карабинах».

Можно встретить две версии событий. Первая менее развернутая и спорная. Исходя из нее, Морган приобрел неисправное оружие у южан и продал и его северянам. Кончилось все, как и положено, — рассмотрением дела Правительственным комитетом и рекомендациями Моргану и его партнерам в этом деле относительно правильного и патриотичного поведения в тяжелое время. Впрочем, какой-то особой ответственности Морган не понес.

По другой версии, все было гораздо сложнее. Еще в 1852 году во время военной инспекции офицеры списали часть военных запасов. Среди них была крупная партия карабинов Холла, часть которой время от времени оказывалась на рынке по сдельным ценам — не больше $2 за штуку. Они бы так и продавались, пока государство не сбыло бы всю партию, но началась война. На вооружение, несмотря на то, что армия северян остро в нем нуждалась, карабины не пошли.

В тоже время спекуляциями в этой сфере заинтересовался авантюрист Артур Истмен. Он знал о забракованных карабинах Холла и сделал государству предложение о выкупе пяти тысяч. Немного подумав, правительство согласилось на цену в $3,5 за штуку, но только в случае, если Истмен выплатит всю сумму сразу. У авантюриста денег не было, и он начал усиленно искать их на стороне.

Вскоре он встретился со спекулянтом Симоном Стивенсом, который согласился предоставить Истмену $20 тысяч при условии, что тот продаст купленные у правительства карабины ему самому за $12,5 за штуку. После того, как Истмен дал согласие, Стивенс вручил ему чек, выданный «Дж. Пирпонт Морган и К». Этот чек был тут же продан «Кетчум и К». Исходя из этого, Морган просто выдал заем на эту сделку и не был ее главным действующим лицом.

Вся эта запутанная схема вскоре превратилась в одну из самых оригинальных сделок того времени. Стивенс нашел покупателя в лице ратующего за дело северян и спасение рабов генерала Фримонта. Последний не был бизнесменом, а потому легко попался на удочку спекулянта и обещал приобрести те самые карабины, пока не выкупленные Истменом, уже $22 за штуку. Сумма сделки составила около $110 тысяч. Несложно догадаться, что платило правительство США.

Генерал Джон Фримонт

На следующий день Истмен, получив указание немедленно выкупить 5 тысяч карабинов, провернул сделку, потратив чуть больше $17,4 тысяч. Деньги выплатил Морган. Комитет, расследовавший это дело, впоследствии заявлял, что сделка была заключена до покупки партии карабинов Истменом у правительства. Спекулянты заставили власти покупать у самих себя. Кстати, мнения о том, ремонтировали ли карабины перед продажей, разнятся. Продать успели только 2,5 тысячи карабинов ввиду того, что правительство после первой партии раскусило схему и начало расследование против тех, кто ее провернул.

При этом Морган еще и заставил власти выплатить около $12 тысяч за брокераж, ведь, по его мнению, он закон не нарушил и руководствовался самыми благими намерениями, выдавая Стивенсу аванс и получив перед этим гарантии относительно сделки. После этого Морган забросил дело с карабинами и занялся другими манипуляциями.

Стивенс же не сдался, и в итоге суд посчитал, что он является правомочным владельцем карабинов, даже несмотря на то, что сделка на момент продажи была еще не закончена, и карабины хранились на государственных складах. Это в свою очередь означало, что если Фримонт заключил сделку о покупке, то правительству придется за нее заплатить. Так правительство США при участии своры спекулянтов приобрело пять тысяч карабинов, длительное время хранившихся в государственном арсенале.

Вряд ли можно назвать Моргана главным деятелем или виновником этой сделки. В то время Джон был еще начинающим финансистом, и его годовой доход достиг отметки в $53 тысяч, что на первый взгляд неплохо, но гораздо ниже прибыли крупных магнатов того времени. Авторы, изучающие биографию Моргана, обычно утверждают, что в то время он проявлял склонность к спекуляциям. Самым популярным направлением в этой сфере, безусловно, было золото.

В 1863 году Эдвард Кетчум, сын бывшего партнера Джуниуса Моргана, предложил Джону интересную манипуляцию с золотом, которая позволила бы отлично заработать.

На тот момент золото было нестабильно, и изменения на фронте вели то к его удешевлению, то к подорожанию. Кетчум предложил Моргану приобрести золота на сумму в $4–$5 миллионов. Половину нужно было переправить за границу, а остальное сбыть в США. Сделку провели тайно, но она мгновенно отразилась на цене золота, которая начала расти.

Газеты отреагировали, соответственно, сообщив, что для подобного роста стоимости нет логического объяснения, кроме спекуляции. Перевод золота на сумму в $1,15 миллионов на банковский счет в Лондоне Моргану и Кетчуму скрыть не удалось, и он вскоре стал достоянием общественности.

Через шесть дней после появления информации цена на золото доросла до $156 за унцию, а английская биржа выставила цену в $171. Морган и Кетчум заработали около $160 тыс. (некоторые источники называют сумму в $134 тысяч) Правда, они одновременно затрудняли международную торговлю и мешали правительству северян финансировать боевые действия.

Общество на спекуляцию отреагировало негативно, начиная с газет, которые сравнивали действия Моргана и Кетчума с преступлениями банд и заканчивая различными организациями и стихийно митингующими людьми, возводивших эшафоты для казни дельцов.

Правительство пыталось противодействовать спекуляциям, введя в 1864 году акт, запрещающий покупку и продажу золота. Последний вызвал бурю негодования у банкиров, которые посчитали ее примером беззакония. На этот раз группу митингующих создали уже сами спекулянты, а Морган стал в ней секретарем.

Впрочем, позицию митингующих общество не разделило, а правительство было вынужденно искать компромиссы. Кетчум продолжит спекулировать, в итоге потеряет деньги и окажется в тюрьме. С Морганом произошла другая ситуация — за участие в этой схеме он выплатил штраф в $80 тысяч, то есть потерял все, что заработал.

Есть версия, что Морган-старший был чрезвычайно зол на сына, когда узнал о его действиях. Джуниус к спекуляциям относился отрицательно, а участие в них в сложный для страны период выглядели для финансиста неэтично. Немного поугрожав сыну разделом имущества, Морган-старший назначил ему наставника.

На роль наставника идеально подошел Чарльз Дэбни, в фирме которого Джон раньше работал клерком. Кроме того, она была филиалом английской «Дж. С. Морган и К», которую возглавлял Джуниус. Так в 1864 году «Дж. П. Морган и К» превратилась в «Дэбни, Морган и К».

Роль Джуниуса Моргана в конечном успехе его сына отрицать нельзя. Морган-старший был одним из крупнейших американских банкиров в Лондоне, а его фирма высоко котировалась в Европе. Морган, по общему мнению, активно участвовал в экспорте английского капитала в другие страны, в том числе и в США. Это сыграло важную роль в ускоренном индустриальном росте страны. К Джуниусу относились с необычайным доверием благодаря его репутации человека, избегающего спекуляций. Война за Albany and Susquehanna

Джон Пирпонт Морган, опираясь на поддержку отца, находился в его тени, но постепенно набирался опыта и увеличивал свой собственный капитал. В США в то время были неоднозначные времена — спекулянты, магнаты, финансисты, авантюристы всех мастей пытались заработать, часто используя для этого мошеннические методы. Особенно страдали от этого железнодорожные компании, которые доводились до банкротства ловкими финансистами, приходившими в них к власти.

Выделялись на этом фоне владельцы Erie Railroad Джей Гулд и Джим Фиск. В 1869 году они решили заполучить еще одну железнодорожную компанию Albany and Susquehanna, начав скупать ее акции. Президент Erie Railroad Джозеф Ремси, получив в совет директоров Фиска и Гулда, решил, что ему срочно нужна помощь, и обратился к Моргану. Джону на тот момент исполнилось 32 года, и он был вполне успешным и известным в кругах банкиров финансистом, но без особых достижений.

С приходом Моргана в Albany and Susquehanna здесь разгорелась настоящая война, в которой Джон проявит себя как безжалостный противник. Ремси действовал в духе Гулда и Фиска, а потому первым делом, чтобы обеспечить присутствие Моргана и Дэбни в совете директоров, провел дополнительный выпуск трех тысяч акций.

Гулд и Фиск пошли в суд, где при помощи своих связей добились признания незаконности проведенной дополнительной эмиссии. За 15 минут судья принял еще несколько решений, вроде отстранения Ремси от руководства Albany and Susquehanna и назначения управляющих в лице Фиска и Коутера. В общем, в компании начинался переворот и действовать нужно было быстро.

Морган и Ремси не растерялись и начали использовать методы противника — нашли другого судью, который назначил нового управляющего в лице Пруина. Гулд и Фиск мгновенно отреагировали, добившись ограничений деятельности Пруина, а также на всякий случай невмешательства полиции Олбани и работников компании в дела Фиска ставшего управляющим. Гулд, кстати, не терял времени и нашел еще одну лазейку для получения власти — часть акций принадлежала городам, через которые проходила линия, и финансист был готов заплатить за их доли $450 тысяч.

Ремси в ответ выпустил еще 9,5 тысяч, акций, которые получили их союзники. Поскольку обе стороны особого перевеса не добились, борьба постепенно перешла в настоящую войну. Начал все Фиск, который захватил с наемниками станцию компании в Бингемтоне. После этого он отправился в Олбани захватывать офисы Albany and Susquehanna.

Морган и Ремси видимо ждали подобного развития ситуации, поэтому в Олбани Фиска и его наемников встретили люди Пруина. Кончилось все потасовкой и отступлением армии Фиска. Последнего один из людей Моргана, переодетый в полицейского, арестовал и бросил в участке.

За этим последовала новая битва. Ремси со своими войсками двинулся на Бингемтон, а Фиск на Олбани. Произошла новая стычка, закончившаяся в ничью — Ремси забаррикадировал туннель, а Фиск вернулся в Бингемтон. В конце концов от происходящего устал уже губернатор, который в ультимативной форме потребовал прекратить войну, а также обещал установить военный контроль над железной дорогой, если к нему не прислушаются.

Не добившись успеха, Морган решил действовать хитрее. Он предложил Гулду и Фиску на время решения спора передать руководство губернатору, так как их война не позволяет наладить работу компании и вредит бизнесу. Albany and Susquehanna стал руководить назначенный губернатором инспектор.

Гулд и Фиск с радостью согласились — губернатор получал поддержку от их союзников из Tammany Hall, а потому действия Моргана выглядели огромным просчетом. Джон ожидал подобное решение, но сам отлично знал, чем оно чревато. Его действия оказались частью глобальной стратегии по передаче решения этого спора в вышестоящий Государственный суд Нью-Йорка, где связи соперников не будут иметь власти.

Джон Пирпонт Морган

Cитуация успокоилась лишь на время, и конфликт снова стал набирать обороты во время совещания акционеров. Совещались при помощи адвокатов, а сторона Фиска и Гулда явилась с кучей судебных постановлений. Cреди них находились и постановления, сильно ограничивающие возможности Моргана и Ремси на голосовании. Ремси в ответ попытался сорвать совещание, но Фиск на этот случай подстраховался все теми же судебными постановлениями и заполучил над ним контроль.

Морган и Ремси в ответ решили собрать собственный совет, но Фиск опять оказался хитрее. Он предъявил два постановления — ограничившее инспекторам виды акций, по которым они могут получить голоса, а также постановление на арест Ремси и еще нескольких сотрудников Albany and Susquehanna. Последнее не удалось — Ремси вышел под залог, используя собственного судью. В итоге одна компания получила два совета директоров, которые называли своих соперников мошенниками. Акционеры к общему решению не пришли и вновь началась война.

В этот раз нервы не выдержали уже у генерального прокурора штата Нью-Йорк, и он открыл дело против главных действующих лиц и еще 42 человек. Этот шаг означал, что судьбой компании теперь займутся высшие государственные органы, к чему Морган и стремился. Для упрочения успеха он воспользовался обходным маневром. Ремси с подачи Моргана обратился к Верховному суду с просьбой отстранить от руководства Erie Гулда, Фиска и других сотрудников по причине их катастрофического управления, мошенничества, воровства и ухудшения работы компании.

По большей части он был прав, Верховный суд согласился с доводами и отстранил Гулда и Фиска. Из Erie их вытеснить не удалось — Гулд свои отстоял здесь свои позиции, опротестовав решение суда и доказав, что отстранить их от руководства может лишь генеральный прокурор.

Морган на успех и не рассчитывал, ведь это было отвлекающим маневром. Пока Гулд был занят защитой позиций в Erie, Джон получил свободу действий в интересующем направлении. Выборы директора Albany and Susquehanna, проведенные Морганом, были признаны Верховным судом штата Нью-Йорк законными, а Гулд и Фиск виноватыми в мошенничестве.

Более того, последним запрещалось начинать любые судебные дела относительно легитимности действий Моргана и Ремси. Правда, Гулд все же подал апелляцию, и законность выборов была отменена, но все остальное осталось в силе. Фиск вскоре после этого погиб, а Гулд, столкнувшись с проблемами в Erie, был вынужден отказаться от дальнейших попыток захвата Albany and Susquehanna. Часть источников утверждает, что в итоге Морган сдал Гулду в аренду Albany and Susquehanna Морган Гулду на 99 лет, но эта история не совпадает с некоторыми деталями биографии обоих финансистов.

Победа над Фиском и Гулдом сделала Моргана знаменитым. С этого момента Джон перестал быть просто талантливым финансистом, а превратился в одну из икон Уолл-Стрит.

Еще несколько интересных дел в сфере железнодорожных компаний принесли Моргану громкий успех. В 1872 году он вложил $700 тысяч в эмиссию облигаций компании Keiro & Vincens. Последняя вскоре после этого оказалась на грани банкротства, и Моргану пришлось перехватить управление и навести порядок, изменив в том числе и состав правления. Борьба с Куком. Посредничество в продаже акций New-York Central

После победы над Фиском и Гулдом Морган недолго расслаблялся и вскоре начал участвовать в очередном противостоянии. Его противником стал Джей Кук — один из крупнейших американских банкиров, который предоставлял правительству деньги в период Гражданской войны и имел широкую сеть связей среди политиков и в прессе, а, следовательно, заключал спорные сделки и имел достаточно врагов.

В 1869 году он получил контроль над железнодорожной компанией Northern Pacific и вскоре затеял глобальную спекулятивную игру, из-за чего весомая часть банкирских домов стала его противниками. Среди этих домов числился «Дрексел и К», который вскоре провел слияние с фирмой Моргана.

Спекулируя акциями Northern Pacific, Кук открыл фирму в Лондоне, где сделал партнером бывшего министра финансов Маккалоха. Так Кук обратил на себя внимание еще и Джуниуса Моргана. В 1871 году правительство США решило рефинансировать в облигациях $200 миллионов, оставшихся с Гражданской войны.

Кук не хотел ни с кем делиться и решил заполучить этот приз себе. Несмотря на попытки противодействия, например, решение Конгресса продавать облигации через министерство финансов напрямую, Кук победил. Банкирские дома Моргана и его отца, а также целый ряд подобных учреждений в Европе, стали посредниками в этой сделке и в борьбе участия не принимали.

Кук создал целых два синдиката для продажи облигаций — в США и в Европе. Морганам и еще нескольким банкирам предложили поучаствовать в европейском, но они отказались. Кук отлично заработал, но, как показало время, слишком высоко забрался.

В 1871 году Дэбни покинул фирму Моргана, а в его компанию вошел Энтони Дрекслер. Часть источников считают, что с этого момента Джон стал действовать независимо от отца. Дрекслер был чрезвычайно сильным союзником и привел к тому, что изначально нейтральный Морган перешел в оппозицию.

Противостояние Моргана и Кука началось в 1873 году. В то время правительство объявило о проведении очередного займа. Кук, пытаясь заполучить займ, столкнулся с союзом банкиров, противостоящих ему, и нежеланием правительства передавать это дело в его руки.

Против финансиста и Ротшильдов действовал синдикат, грамотно организованный Морганом, куда вошли дома Моргана-отца и сына, а также «Братья Барингзы» и «Мортон, Роуз и К». Джон Пирпонт Морган по своему обыкновению держался в тени, а публичным лицом этого союза стал Мортон. Они совместно лоббировали свои интересы в правительстве и давили на власти, указывая на зависимость от Кука.

В итоге Мортон и Морган к ярости Кука добились равного распределения и занимались распространением займа в США. Впрочем, особо он не разошелся, и Морган был даже вынужден попросить министерство сократить выпуск облигаций до $50 миллионов.

Причиной относительной неудачи считается предкризисная ситуация на рынке США и то, что Морган и Кук не сработались. Для Кука провал в этой сфере неудачно совпал с паникой 1873 года, когда его банк разорился. Сам Кук растерял репутацию, которая базировалась на том, что он является доверенной особой мелких акционеров, больше всего пострадавших в результате паники и пятилетнего кризиса, последовавшего за ней.

Морган не потерял позиции, а в 1876 году начал активно действовать в сфере государственных займов. В том году он создал синдикат, обеспечивший выпуск правительством США облигаций в 5% на сумму в $5 миллионов. При этом он выдержал конкуренцию с банкирским домом, представлявшим интересы Ротшильдов.

Яхта Дж. П. Моргана

В 1877 году Морган уже в союзе с Ротшильдами и целым рядом других банкирских домов организовал еще один синдикат, ставивший целью продажу облигаций на сумму в $260 миллионов. Фирма Моргана заработала $5 миллионов. Союз с Ротшильдами сделал Моргана одним из влиятельнейших банкиров своего времени и максимально упрочил его положение в США.

Заработанная репутация вскоре обеспечила Моргана интересными сделками, сулящими прибыль. В 1877 году умер Корнелиус Вандербильт, и империю унаследовал его сын Уильям, который сразу столкнулся с общественным осуждением из-за железнодорожной монополии New-York Central, а также желал обналичить часть отцовского наследства.

Вандербильт решил рассредоточить определенную долю своих акций и обратился за советом к Моргану, который охотно консультировал крупных капиталистов и отлично на этом зарабатывал. Еще одним мотивом Вандербильта принято считать опасение перед конкуренцией с Wabash, St.Louis & Pacific. Морган был очень заинтересован в этой компании, но получив выгодное предложение, мог и передумать.

В итоге было решено продать европейскими инвесторам акций на $25 миллионов , а также обеспечить Вандербильту союз с Wabash, St.Louis & Pacific. За это он, кроме прибыли за посредничество, вытребовал себе еще и место в совете директоров New-York Central. Переговоры держались в тайне, и долгое время сделка воспринималась специалистами скептически.

Для реализации акций Вандербильта Морган пошел стандартным путем — создал синдикат, куда вошли его собственный банковский дом, а также банковские дома отца и еще нескольких союзников вроде Мортона и представителей Ротшильдов. Что интересно, еще одним участником синдиката часть источников называет Джея Гулда — упорного врага Вандербильтов, который прекратил свою войну с этим семейством.

Морган успешно осуществил продажу, приобретая акции за $120 за штуку, а продавая за $131. Прибыль от сделки составила $3 миллионов. Часть источников утверждает, что информация об этой операции в процессе все же просочилась, а потому банкир потерял возможность заработать больше. Реорганизация железнодорожных компаний

Если посмотреть на историю железнодорожных компаний того времени, то легко можно заметить негативную тенденцию, связанную со спекуляциями и мошенничеством их руководителей. В итоге инвесторы, в том числе иностранные, теряли деньги. Империя Морганов в те времена зависела от импорта капитала в США, а потому катастрофичное состояние железнодорожного бизнеса, и падение интереса к нему у иностранных инвесторов было для них угрозой. Морган вполне логично считал, что ему стоит установить свою диктатуру над этой отраслью и привести ее в порядок.

Морган начнет работу в этой сфере с реструктуризации обанкротившихся компаний. Ему приходилось договариваться в этом направлении с крупными предпринимателями вроде Вандербильтов. Сам процесс реорганизации представлял комплекс мер, включающий восстановление платежеспособности, ослабление конкуренции с помощью консолидации или общих интересов.

Важнейшим пунктом всех принятых мер был контроль. Здесь Морган прибегал к любым методам, начиная с покупки пакетов акций и заканчивая воутинг-трестами. Действовал Морган жестко, и принятые меры часто вызывали недовольство у акционеров и даже конкурентов этих компаний.

В январе 1889 года Морган созвал совещание владельцев Западных железных дорог в библиотеке своего особняка. Кроме самого Моргана, здесь присутствовали представители еще нескольких банкирских домов. В процессе Джон предложил создать организацию, которая бы регулировала тарифы, контролировала строительство новых линий, а также могла навязывать собственные решения. Морган угрожал использовать против несогласных капитал своего и союзных банковских домов.

Особняк Моргана в Нью-Йорке

После этого президенты и представители компаний провели собственное совещание, в процессе которого внесли некоторые изменения в предложения Моргана. Несмотря на согласие официальных представителей компаний, дальше дело пошло гораздо хуже. Часть компаний отказалась от участия в плане Моргана, другие не давали прямого ответа. Банкир в этой ситуации предпринял нетривиальный шаг и, не настаивая на выполнении соглашения, дал компаниям снова влезть в тарифную войну и конкуренцию.

Сам он тем временем запустил своего рода тестовый вариант организации на линиях, с которыми был в cоюзе — регулировал взаимоотношения между компанией Вандербильта и Pennsylvania Railroad.

В конце 1890 года железнодорожные компании снова устали от конкуренции, и Морган разослал новое приглашение. Это совещание проходило в более позитивном ключе. Морган сделал соглашение гораздо мягче, собираясь теперь создать консультирующий комитет. В него входили президент и член совета директоров каждой компании.

Они имели право назначать независимых арбитров и комиссии, рассматривающие спорные вопросы, а также контролировать выполнение постановлений. Они совместно занимались установлением тарифов между конкурирующими направлениями. Соглашение подписали все компании, кроме одной. Полезность этой организации сразу поставили под вопрос, но Морган смог ее доказать.

В 1893 году на рынке США разгорелся очередной кризис. В процессе пострадали компании, по некоторым источникам, владеющие чуть ли не 169 железными дорогами в США. Их владельцы стали искать помощи у Моргана.

Банкир, как и в прежние времена, приступил к их спасению, используя свою всем известную реорганизацию. Параллельно он, несмотря на противодействие, добился упрочения собственной власти в этой сфере.Есть мнение, что уже в 1897 году консультирующий комитет превратился в своего рода железнодорожную империю, где главенствовал Морган.

Кстати, в период кризиса Морган еще и спасал экономику США. Зная о том, в каком сложном положении находится страна, банкир не предпринимал никаких действий, пока к нему не обратился президент Гровенор Кливленд. У последнего не было особых альтернатив —национального банка в США не было, и его замещал банк Моргана. Джон Пирпонт представил собственный план спаcения экономики. В 1895 году Морган предоставил США $62 миллионов золотом, что, с учетом оставшихся у правительства резервов, помогло преодолеть кризис.

Говоря о действиях Моргана в конце XIX века, нельзя не упомянуть о его роли в создании General Electric. В 1879 году Томас Эдисон запатентовал лампу накаливания. Затем он, уже владея собственной компанией, начал выдвигать глобальные цели. Изначально изобретатель планировал осветить Манхеттен, а позже провести электрификацию США.

Но чтобы добиться подобного масштаба, необходима сильная поддержка в финансовых кругах. Эдисон обратился к Моргану, и тот неожиданно для многих проникся идеей и даже установил электрическое освещение у себя в доме и офисе.

Согласившись профинансировать освещение Манхеттена и другие проекты в этой сфере, Морган ожидал от Эдисона максимальной вовлеченности. Изобретатель же в большей мере концентрировался на интересующих его разработках. Не дождавшись реализации масштабных планов, Морган в 1892 году решил этот процесс ускорить, обеспечив слияние Edison Electric и ее конкурента Houston and Thompson. Созданная в результате компания сегодня известна, как General Electric. Создание U.S. Steel

В 1897 году Морган, упрочивший свое положение в железнодорожной отрасли, обратил внимание на сталелитейную. На тот момент она имела четкое разделение — с одной стороны Carnegie Steel во главе с беспощадным Карнеги, а с другой — все остальные производители. На тот момент Морган в сталелитейной отрасли был представлен достаточно слабо и имел по одному директорскому креслу в Illinois Steel Company и в Minnesota Iron Company, но эта отрасль была банкиру очень интересна.

В 1898 году он создал Federal Steel Company, c помощью которой планировал укрепить свое положение в сталелитейной и железоплавильной отрасли. Приблизительно в это время к нему обратились Illinois Steel Company, Minnesota Iron Company и Lorein Steel Company. Они предложили «Дж. П. Морган и К» провести консолидацию их активов, чтобы получить возможность конкурировать с Карнеги. Морган их предложение поддержал, приобрел акции доверителей и продал их Federal Steel. Объединение возглавил Элберт Гэри, а Морган получил место в совете директоров.

Следующим шагом на пути организации стального треста стало создание еще двух компаний National Tube и American Bridge. Все эти компании, находясь фактически в руках Моргана, стали реальной угрозой незыблемой империи Карнеги. Впрочем, это было только начало, и уже в 1900 году Моргану начали предлагать объединить крупнейшие компании сталелитейной отрасли в единый трес

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Просмотров: 188
Рубрика: Hi-Tech
(CY)

Архив новостей / Экспорт новостей

Ещё новости по теме:

18: 41
В Galaxy S8 не будет двойной камеры |
18: 41
Представлены спецификации Bluetooth 5 |
18: 41
Французский видеосервис Molotov привлёк $22 млн от Михаила Фридмана и других инвесторов |
18: 41
Huawei приобрела израильскую компанию Toga Networks |
18: 41
Google назвала самые взрывные видео 2016 года на YouTube |
18: 21
Какие СМС-поздравления на iPhone сами превращаются в открытку |
18: 01
Bluetooth 5 с повышенной в четверо дальнобойностью появится на рынке в ближайшие полгода |
18: 01
Роскомнадзор назвал конструктивной встречу с представителями LinkedIn |
18: 01
«Вопрос с "живостью" трафика стоит довольно остро»: почему programmatic-компании должны проверять качество аудитории |
17: 41
Облако Mail.Ru для iOS и Android переориентировалось на фото и видео |
17: 41
Nintendo Switch показали на шоу Джимми Фэллона |
17: 41
Дом, который всегда с тобой: конструктор жилья из Китая |
17: 41
«Командир всегда обязан продумать худший вариант» — Автор книги «45 татуировок продавана» Максим Батырев о том, почему нужно прорабатывать плохой сценарий |
17: 21
Rockstar Games выпустила Bully для Android и iOS |
17: 01
Из-за тщательного тестирования выпуск безрамочного смартфона Samsung Galaxy S8 могут перенести на апрель 2016 |
17: 01
В Туве найден четвертый обломок космического аппарата «Прогресс» |
16: 41
Samsung представила глянцевый Galaxy S7 Black Pearl |
16: 41
Отхожие места оцелотов: социальная сеть животного мира |
15: 41
Компания Idemitsu Kosan расширит производство материалов для OLED в Южной Корее |
15: 21
Apple выпустила седьмую бета-версию iOS 10.2 для разработчиков |
15: 21
В Питере открылись бесплатные курсы SWIFT от Apple |
15: 21
Проблемы с графикой MacBook Pro исправили в macOS Sierra 10.12.2 |
15: 01
Haven -- система управления Docker |
15: 01
Опубликованы примеры снимков, сделанных объективом Meyer-Optik-Gorlitz 0,95/50 Nocturnus II |
14: 41
Сооснователь Maps.me Юрий Мельничек выпустил приложение для обработки фона фотографий с помощью нейросетей |
13: 21
Объем жестких дисков HGST Ultrastar He12 — 12 и 14 ТБ |
13: 21
Сингапурский предприниматель потратил $500 тысяч на отдых сотрудников на Мальдивах |
13: 01
Нейросеть делает 3D-маску по единственной фотографии |
12: 41
Представлены высокопроизводительные твердотельные накопители HGST Ultrastar SN200 NVMe и Ultrastar SS200 SAS |
12: 21
Final Fantasy XV очень плохо продается в Японии |
12: 21
Sony возвращает к жизни Wild Arms и Arc the Lad |
Новости бизнесаСтатьиАналитические колонкиДеньгиКурс валютБизнес технологии
Rating@Mail.ru
Условия размещения рекламы

Наша редакция

Обратная связь

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003