Российский бизнес в Индии или полуостров невезения

Вторник, 3 июля 2012 г.Просмотров: 2699Обсудить

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

Российский бизнес в Индии или полуостров невезенияВ последние годы российские компании активно ищут для своей продукции выходы на новые рынки сбыта. Но нас нигде не ждут: в большинстве государств инвестирование для иностранцев чрезвычайно усложнено законодательно. В Европе для "наших" существует шлагбаум в виде антимонопольных ведомств.

БРИКС - стратегия

У членов БРИКС иная стратегия. В отличие от России, при отсутствии других конкурентных преимуществ заманивающей "иноземных" производителей налоговыми льготами, Индия или Бразилия позволяют бизнесу "зайти" к ним только на выгодных правительству условиях, охраняя внутренний рынок от чужих товаров путем введения жесточайших заградительных пошлин на ввоз высокотехнологичной продукцию и поощряя создание СП. Индусы не скрывают, что в любой ситуации делают ставку на "своих" и собственные интересы.

С точки зрения иностранца, в местном бизнесе много курьезного и странного. Например, идентифицировать и разыскать сотрудника, живущего в трущобах, даже полиция зачастую может только по номеру мобильного телефона. "Невзирая на масштабную индустриализацию, всего каких-то пару лет назад для того, чтобы использовать бульдозер или иную строительную технику даже в очевидных случаях, таких как строительство теплоэлектростанции, необходимо было получать специальное разрешение у властей штата, поскольку с внедрением технологий растет безработица, - рассказывает Александр Кузьмин, глава представительства компании "Технопромэкспорт".

 Вести дела в стране, где до объекта, расположенного в 75 км от аэропорта, доезжаешь порой за 7,5 часа, персонал болеет дизентерией и брюшным тифом, а любое дерево с повязанными на него лентами в момент объявляется священным и становится местом не только поклонения, но и жительства паломников, непросто.

К тому же, по словам очевидцев, "непротивленцы" индусы склонны мгновенно собираться в толпу и громить все, что попадается на их пути.

Тем не менее Индия с ее населением в 1,2 млрд человек, уникальными темпами экономического роста и кажущимися почти безграничными возможностями для ведения бизнеса стала одним из приоритетных направлений для российских инвестиций.

Взгляд из Кремля

На излете президентства, в конце марта 2012 г., Дмитрий Медведев посетил Дели, где взахлеб рассказывал о рекордных $10 млрд товарооборота, уникальном взаимовыгодном "инновационном партнерстве", а также о перспективах удвоения нынешнего показателя. По итогам встречи с премьер-министром Индии Манмоханом Сингхом Дмитрий Медведев обозначил множество проектов: финансирование группой Tata фонда "Сколково", производство в России дешевых индийских дженериков, индийские инвестиции в ТЭК, ну и, конечно, военно-техническое сотрудничество как в авиации, так и в ВМФ.

Среди прочего прозвучало громкое заявление о строительстве в Индии 18 блоков атомных электростанций при участии "Росатома". В потоке взаимной похвальбы многое осталось за кадром, а именно бесчисленные беды отечественных компаний, ведущих бизнес на индийской территории. Взять хотя бы тот же "Росатом": пуски первых двух энергоблоков АЭС "Куданкулам" были намечены на 2006-2007 гг., но ни один до сих пор не достроен. Сдача первого блока в эксплуатацию перенесена на 2013 г., а учитывая протесты населения штата Тамилнад, начавшиеся после аварии на АЭС "Фукусима", она вообще под вопросом.

"Нет пуска - нет начала возврата средств, потраченных на строительство АЭС", - констатирует первый заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий Булат Нигматуллин. При таких "подвижках" во времени бессмысленно всерьез рассуждать о бизнесе в категориях окупаемости и рентабельности - согласиться на подобные условия работы может только предприятие, живущее на бесконечные государственные субсидии.

Невзаимные зачеты

Участие российского правительства в капитале предприятия, инвестирующего средства в Индию, не гарантирует нормального развития бизнеса. Показательна судьба СП Titanium Products Private Ltd. (доля РФ 51%), которое, согласно справке комитета по собственности Госдумы, должно было уже построить в штате Орисса металлургический комбинат по производству титана стоимостью $126 млн. Долю индийской стороны - примерно половину от суммы - составляли долги перед РФ, и в счет их погашения предприятию была передана в аренду земля сроком на 90 лет.

Росимущество зачло долги и вложило в проект средства российских налогоплательщиков - деньгами и в форме оплаты подготовительных работ по проектированию и подключению электро- и водоснабжения. После этого управляющая компания - нанятый оператор правительства, получив землю, "предложила" нашей стороне "взять в субаренду" участки по совершенно фантастической цене, возмущается член комитета по собственности Госдумы Владимир Родин. Депутат оценивает происшедшее как "рейдерский захват" российской собственности. Ситуация не урегулирована, какие меры и кем предпринимаются, понять невозможно.

Земли-перевертыши

"А мы думали, нам не повезло со штатом", - шутит Александр Москаленко, председатель Ассоциации производителей подшипников, акционер Европейской подшипниковой корпорации (ЕПК). Компания была вынуждена бросить проект и уйти из Индии после того, как ее "кинули" с площадкой.

"В 2004 г. мы купили землю в штате Андхра-Прадеш, в городе Хайдарабад, под проект по созданию полного цикла производства подшипников. Предварительно мы провели исследования и выяснили, что рынок для нас интересен. На ввоз продукции стояли заградительные пошлины в 50-60%, но на российские подшипники был большой спрос, поскольку с советских времен к нашей продукции все там привыкли, - рассказывает Александр Москаленко. - Власти штата подобрали нам участок земли. Там, по их словам, планировалось сформировать некий производственный кластер. После закладки первого камня - в церемонии, кстати, принимали участие власти штата, представители посольства и т.д. - мы сделали проект завода. Но вдруг оказалось, что каким-то магическим образом эта территория переведена в разряд земель сельхозназначения. Слава богу, мы не успели много потратить: только оплатили проект предприятия и ввезли большое количество нового оборудования".

В итоге ЕПК осталась без площадки, деньги за землю вернуть не удалось, оборудование вывезти оказалось невозможно. "В настоящее время мы допродаем то, что завезли, поэтому до завершения процесса ликвидации представительства подсчитать окончательные потери сложно. Предварительно оцениваем их в $4,5 млн, но, скорее всего, они возрастут до $5 млн", - считает Александр Москаленко.

Опыт Tatra - не указ

О том, чтобы закрыть производство в Индии, все чаще задумываются и на КамАЗе, утверждает финансовый директор автопроизводителя Елена Милинова. По ее словам, из двух с половиной лет присутствия на тамошнем рынке завод почти год простаивал в силу не зависящих от акционеров причин. Полгода потому, что индийские таможенники "по не вполне очевидным соображениям проверяли оборудование и запчасти". И четыре с половиной месяца из-за забастовок персонала, а также бездействия местных властей и полиции.

Эта печальная повесть об особенностях индийского трудового законодательства началась в 2009 г., когда российский производитель грузовиков, решив обосноваться в штате Бангалор, подписал соглашение о создании совместного предприятия Kamaz - Vectra Motors Ltd. До прихода русских партнером по бизнесу Vectra Group была чешская Tatra.

"В рамках приобретения акций мы с Vectra Group подписали соглашение, что своих сотрудников они трудоустраивают в соседнем штате на другое свое предприятие, и это было сделано, - рассказывает Елена Милинова. - Однако часть из этих "трудоустроенных" решили к нам вернуться. Пришли и сказали: снова хотим работать на этом предприятии. Мы их не нанимали, и они направили документы в трудовую комиссию штата, где было принято решение, что их права ущемлены, и нас попросили принять их на работу".

Решение носило рекомендательный характер, но 32 счастливца тем не менее получили работу, после чего прибыла новая партия желающих обосноваться на КамАЗе. Получив отказ, они устроили на территории забастовку, к которой примкнули сотрудники из первой "партии", входящие в профсоюз. Суд несколько раз принимал решения о прекращении забастовки, но полиция под разными предлогами отказывалась очищать территорию. В итоге зачинщиков уволили, бастующих разогнали, и ситуация нормализовалась, но никто не гарантирует, что в любой момент не случится повторения, резюмирует Елена Милинова.

Владимир Родин так комментирует ситуацию: "Мне непонятно, зачем КамАЗ, видя печальный опыт Tatra, которую оттуда выжили, в принципе, полез на этот рынок?" Елена Милинова поясняет: ввозные пошлины настолько велики, что либо ты производишь технику в Индии, либо теряешь рынок.

МТС нажал на SOS

Не столь уж высока кремлевская стена, расположенная между властными небожителями и обосновавшимся в пределах их видимости - на Моховой, 13 - офисом АФК "Система". Но тревожные сигналы от крупнейшего отечественного оператора сотовой связи до Кремля, очевидно, не доходят.

За полтора месяца до приезда в Дели Дмитрия Медведева в индийском телекоме разразился скандал поистине мирового масштаба, в который оказались втянутыми местное представительство МТС и еще семь компаний. Сложно представить знакомый красно-белый логотип на земле беднейшего штата Бихар, где Будда Гаутама достиг состояния нирваны, но факт: российский оператор там присутствует повсеместно наравне с такими гигантами, как "Водафон" или "Теленор". И в феврале 2012 г. они вместе попали под раздачу, когда индийский Верховный суд внезапно принял решение, что все 122 лицензии, полученные в телекоммуникационном секторе с 2007 г., выданы незаконно и должны быть аннулированы, а частоты выставлены на повторные тендеры.

В 2008 г. российская АФК "Система" совместно с индийской Shyam вывела на рынок бренд "МТС", создав СП с местным оператором Sistema Shyam TeleServices Ltd. (SSTL). По словам вице-президента "Системы" Андрея Теребенина, россияне пришли в Индию, когда большинство частот были разобраны, а отрасль стала локомотивом местной экономики. Соотечественникам пришлось поломать голову, чтобы внедрить конкурентоспособную технологию. Ставку сделали на беспроводной Интернет формата 3G и сверхдешевые тарифы.

Доплата к $3 млрд

Затраты на получение паниндийской лицензии, лицензий 22 телекомокругов и построение бизнеса составили порядка $3 млрд, а количество абонентов перешагнуло за 16 млн, из них 10% пользуются высокоскоростным беспроводным Интернетом. По индийским меркам, это капля в море, признают в компании, но потенциал огромен: еще в 2008 г. в стране насчитывалось всего 1,5 млн пользователей Интернета, причем проводного. По данным Андрея Теребенина, в 2014 г. SSTL планировала выйти на самоокупаемость.

В ответ на протесты инвесторов индийский Верховный суд наложил полугодовой мораторий на собственное решение (до 28 августа текущего года), поручив правительству подготовить новые правила игры на профильном рынке. Но внутри кабинета идет борьба за власть. Звучат невнятные обвинения, что гиганты телекома что-то там недоплатили предыдущему правительству. А на требования вмешаться из правительства доносятся ссылки на то, что судебная власть в стране совершенно независима.

Полуофициальные рекомендации предполагают рост выплат чуть ли не в десять раз, или прощайся с лицензией. Это убьет бизнес, констатируют в компании, потому что население не сможет выдержать адекватное повышение тарифов, и тогда речь будет идти об уходе МТС из Индии.

Судя по отсутствию каких-то подвижек, то ли Дмитрий Медведев вовсе не поднимал вопрос, то ли не настоял на его решении. Что странно: ведь после прошлогодней допэмиссии правительство РФ стало совладельцем 17,14% акций СП SSTL, контрольный пакет которого (56,68%) принадлежит АФК "Система" (23,98% у индийской стороны).

Остальные 2,2% во владении частных инвесторов, в том числе, американских фондов, поясняет Андрей Теребенин. И судя по его комментариям, именно на западных акционеров вся надежда в этом споре.

Асимметричный ответ

По словам Андрея Теребенина, компания SSTL обращалась в посольство в Индии, в МИД, в торгпредство, в МЭР и прочие российские инстанции с просьбой оказать содействие. Но на всех уровнях им отвечали примерно следующее: "это не наше дело, у вас спор хозяйствующих субъектов". Похожие отговорки слышали "в инстанциях" КамАЗ и ЕПК. По мнению Александра Москаленко, ответ у российских чиновников для всех стандартный: "Мы занимаемся другими вопросами - например, тем, что кто-то утонул или замерз. С коммерческими рисками разбирайтесь в судах сами". Представитель ЕПК радуется, что "проблема строительства российских предприятий в Индии наконец стала публичной, потому что под удар попали крупные компании, такие как КамАЗ и "Система".

В ЕПК пытались судиться с властями штата, но, просчитав затраты, решили не расходовать деньги впустую, поскольку "сложно коммерческой структуре сражаться с государством". Силы слишком не равны.

Бороться с индийской бюрократией можно и нужно, убеждены предприниматели, но это задача правительства РФ. Между Россией и Индией с 1994 г. действует межправительственное соглашение о защите инвестиций, но нет механизмов его реализации. Их надо наконец выработать и задействовать, убежден председатель комитета по вопросам собственности Госдумы Сергей Гаврилов. Впрочем, от радикального предложения вынести вопрос на общее заседание парламента, принять по нему постановление и начать в ответ "прессовать" бизнесы индусов в России глава думского комитета шарахнулся как черт от ладана.

Между тем сами индусы активно пользуются своими правами: стоит кому-то "наступить" на их интересы в РФ, к российскому послу тут же отправляются делегации из представителей торпредств и местных парламентариев, а в Москву летит нота протеста.

Андрей Теребенин не понимает, почему эта система не работает с российской стороны. По его словам, еще в феврале была подана нота правительству Индии, но никто не требует от официального Дели реакции.

Представитель "Системы" говорит, что, если до 28 августа не удастся урегулировать конфликт миром, разбираться в деле будет Стокгольмский арбитраж. Так что SSTL, в отличие от конкурентов "Водафона" или "Теленора", с индийским правительством пока не судится. Зато американские миноритарии компании самостоятельно готовят иски к индийскому правительству. И видимо, суды неизбежны: по мнению самого Андрея Теребенина, "современная Индия - сложное территориальное образование, и зачастую добро федерального центра ничего не гарантирует".

Острова в энергобизнесе

Россия сдала и позиции в индийской электроэнергетике, где строительство тепловых и гидростанций, поставки оборудования традиционно осуществлялись силами советских специалистов (20% индийских энергообъектов построено при участии СССР). С 1993 г. все наши компании в этой стране, как и везде в мире, участвуют в тендерах на строительство на общих основаниях, констатирует Александр Щеголев, региональный директор по зарубежным странам инжиниринговой компании "Технопромэкспорт", которая в качестве агента правительства СССР с 1955 г. вела все проекты в Индии. Сейчас "Технопромэкспорт" реализует в Индии только один проект - ТЭС "Бар", и то не целиком: строит там три котельных острова. Всего их пять - впритык к россиянам возводят блоки южнокорейские и индийские подрядчики.

На вопрос, почему так получилось, Александр Щеголев отвечает: "Это мы в России привыкли, что у нас одна компания берет проект "под ключ" и доводит до конца. В случае с индийской ТЭС "Бар" проект поделен на 38 лотов. "Технопромэкспорт" строит котельный остров. "Силовые машины" делают машинный зал и т.д. С точки зрения управления проектом это создает большие сложности, но это уже ответственность заказчика, который берет на себя интерфейсинг перед генподрядчиком. Мы участвовали только в первом этапе тендера, участие во втором посчитали финансово нецелесообразным".

Затраты на создание ТЭО составляют $100 000-200 000, говорит Александр Щеголев, и до вступления в проект компания просчитывает все: конкуренцию, финансовые аспекты и риски. Включая - о чем не любят распространяться российские бизнесмены - коррупционную составляющую. Например, тратиться на объявленный недавно в одном из штатов тендер, где изначально заявлено участие 23 конкурентов и за каждым негласно стоит высокопоставленный местный чиновник или политик, бессмысленно.

По данным "Трансперенси интернешнл", по индексу коррупции за 2011 г. Индия стоит на 95-м из 178 возможных мест

 Вот лет десять назад в местном бизнесе кипели поистине шпионские страсти, вспоминает экс-представитель одной из компаний российского ВПК, который лично поучаствовал в "закладке" тайника с деньгами под памятником Ленину в парке Джавахарлала Неру.

Сейчас откаты приняли цивилизованные формы - нанимаются фирмы-посредники для оказания услуг. Впрочем, Александр Щеголев уверяет, что консультанты в интересующих компанию странах, включая Индию, действительно помогают ориентироваться в местной специфике, в том числе, в тендерных ценах.

Вытеснение из госсектора

Все проекты, в которых участвуют в последние два десятилетия отечественные энергетики, реализуются в частном секторе, из госсектора их давно "выдавили". "После 2003 г. в ходе реформирования индийского энергорынка правительством страны было решено ориентироваться на новые технологии. На первом этапе организовывали совместные проекты, например с Siemens. Раньше компания-подрядчик строила станцию, пускала ее и передавала заказчику, который при эксплуатации закупал запчасти у производителя, - поясняет Александр Щеголев. - Теперь в Индии при реализации госзаказа требование - все используемое на станции оборудование производить на территории страны, что, по их мнению, способствует возможности "брать комплект" и строить новые станции типовым способом".

Схема передачи технологий удобна производителям оборудования с мировым именем: даже если тендер на возведение объекта выиграют индийские инжиниринговые фирмы, "иностранцы" получают лицензионные отчисления от продажи оборудования. Российское же оборудование слишком дорогое и устаревшее, чтобы создавать такие производства, говорят в "Технопромэкспорте". У наших инжиниринговых компаний есть три пути: самим инвестировать в проекты, пытаться пробиться на рынок через тендеры или "торговать именем".

Инвестировать никто пока не пробовал, рассказывает Александр Щеголев: слишком непредсказуемые условия. А вот работать в кооперации с местными комерческими структурами попытки, невзирая на высокие репутационные риски, у россиян были. "Российская компания "Зарубежводстрой" пошла по пути "продажи имени" в Индии, и у них возникли проблемы в реализации проекта. При строительстве гидростанции некачественно работали местные партнеры, а претензии были к "Зарубежводстрою". Вот мы и думаем, идти ли в такие проекты или нет, так как у нас есть еще возможности получить проекты самостоятельно", - рассуждает представитель "Технопромэкспорта".

Интересно, что и между собой россияне, в отличие от тех же китайцев или немцев, сотрудничать неспособны. Так, по словам Александра Щеголева, "Технопромэкспорт" и "Силовые машины" "не раз как подрядчики пытались конкурировать по проектам, в которых можно было договориться, но не договорились". В "Силовых машинах" от комментариев по этому поводу отказались.

Грозный призрак ВТО

Все без исключения предприниматели убеждены: продвигать и защищать российский бизнес за рубежом - дело государственной важности. "Мы видим, как американские и европейские компании "заходят" в Индию, имея мощную поддержку своих государств, там работают, у них есть заводы. Чуть что, те же США организуют встречи на уровне посольств, на них приезжают чиновники, государство обязательно подключает бизнесменов к переговорам, которые проводятся между правительствами, таким образом, обозначаются и решаются ключевые проблемы", - отмечает Александр Москаленко.

Всей мощью дипломатии американцы действуют и в других развивающихся странах. "А предприятия из стран, например, бывшего соцлагеря, которые, как и российские, пускаются в плавание самостоятельно, попадают в те же передряги, что и мы", - констатирует Александр Москаленко. Это видно на примере той же Tatra.

У российского правительства есть позитивный опыт все с той же станцией "Бар". Проект шел сложно: тендер объявили весной 2003 г., контракт подписали спустя два года, но с 2006 г. по 2010 г. проект был заморожен по не зависящим от "Технопромэкспорта" причинам. Стало очевидно, что контракт нуждается в пересмотре. В 2008 г. тогдашний премьер-министр Виктор Зубков в ходе визита в Дели предложил либо увеличить стоимость, либо продать объект РФ, но урегулировать конфликт удалось только спустя два года, в ходе визита в Дели Владимира Путина в качестве главы правительства.

Тем более непонятно, почему сегодня российское правительство "безмолвствует", хотя, по межправительственному соглашению, мы имеем право на те же методы защиты, что и индусы, возмущается Владимир Родин. Сам депутат не видит объяснений тому, что правительство РФ позволяет "разорять предприятия, в которые вложены средства российских налогоплательщиков", разве что для него важнее "некие туманные политические интересы типа резолюции по Сирии"... Вряд ли может служить "оправданием" и контракт между ОАК и Hindustan Aeronautics Limited, о котором было заявлено в мае, на производство 205 многофункциональных военно-транспортных самолетов: нет никаких гарантий, что и этот проект не "зависнет" на долгие годы.

Сергей Гаврилов убежден, что парламент и правительство должны ввести в практику системное содействие бизнесу, ведь если россияне начнут вкладываться в развивающуюся Африку, проблем будет еще больше. Александр Москаленко резюмирует: "Очевидно, что, если мы хотим увеличивать инвестиции за рубеж, России нужны системные государственные решения и правила, единые для всех. Пример с Индией к тому же наглядно показывает, как мы будем себя защищать после вступления в ВТО".

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Рубрика: Статьи / Власть и бизнес
Просмотров: 2699 Метки:
Автор: Кац Екатерина @ko.ru">Компания


Оставьте комментарий!

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003

Rating@Mail.ru