Bridgewater Associates: финансовые рынки, как социальная система

Вторник, 15 ноября 2011 г.Просмотров: 4168Комментариев: 1

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

Крупнейшая в мире управляющая компания хедж-фондов Bridgewater Associates с активами на $94 млрд. Руководителем управляющей компании является Рэй Далио. Этот человек настолько необычен для мира финансов, что его редко называют «экономистом». В компании к нему обращаются как к «ментору», поклонники его теорий называют Далио «философом», а недоброжелатели открыто говорят об основателе и главе Bridgewater как о сектанте, который жестоко издевается над персоналом и морочит молодежи неокрепшие мозги.

Что говорят недоброжелатели

И о самом Далио, и о созданном им Bridgewater на финансовом рынке говорят странное. Особенно подозрительно, по общему мнению, выглядит то, что компания держится особняком. Ее штаб-квартира находится далеко от Уолл-Стрит, в глухих лесах Коннектикута, за неприметным поворотом без указателей. Ее лидер «слишком» харизматичен и слишком любит проповедовать сотрудникам свои идеи, требуя от них безоговорочного подчинения.

Отдельные ненавистники даже сравнивают Далио с Мао Цзедуном, а его фонд и принципы работы в нем – с утопиями из книг Айн Рэнд или Дипака Чопры. В общем, шепчутся на Уолл-Стрит, — если жизнь и рассудок дороги вам – не ходите на работу в Bridgewater, тем более, что бонусы там в среднем чуть ниже, чем в Goldman Sachs и тому подобных компаниях, а отвязные корпоративные гулянки случаются не чаще, чем раз в квартал.

Управление в Bridgewater действительно совсем не такое, как это принято на Уолл-Стрит. Фонд ежедневно продает и покупает сотни различных инструментов из самых разных стран, от японских облигаций до фьючерсов на медь и экзотических валют вроде бразильского реала. Но в отличие от коллег-управляющих, Далио не сидит сутками перед монитором, не отслеживает тренды и вообще не особо любит изменчивый и непредсказуемый рынок акций (хотя в 12 лет начинал именно с него), предпочитая валюту и рынок облигаций. Причина проста. При покупке и продаже бумаг Bridgewater больше опирается не на инсайд и не на торговых роботов, а на интеллект – собственную «философию» и глубину применяемого им экономического анализа.

Финансовые рынки в этой связи руководством Bridgewater рассматриваются, как социальную систему, с той лишь разницей, что «поощрения» и «наказания» в ней выражены в цифрах на счете при этом главная цель — понимание того, как работает экономика, и что вызывает «поломки», а отличие Bridgewater от множества биржевых спекулянтов — в том, что почти всегда играет не на сиюминутных, а на крупных макроэкономических трендах.

Что же касается экономических циклов, то их вполне возможно просчитать на основе глобальных экономических и политических индикаторов — например изменениях LIBOR или повышении размеров национального долга. Современный компьютер позволит обработать изменения множества индикаторов, сравнит ситуацию с той, которая уже случалась в экономике раньше, и спрогнозирует дальнейшее развитие событий.

Финансовая экосистема

«Системный» подход с ориентацией на макроэкономические тренды неплохо работает в Bridgewater: за всё время (с 1991 года) фонд показывал убытки лишь в течение трёх лет, а в среднем демонстрирует прибыль в 18% в год. В кризисном 2008 году почти все конкуренты Bridgewater по финансовому рынку зафиксировали убытки, но ее флагманский фонд Pure Alpha продемонстрировал впечатляющий рост в 9,5%. 2010 год и вовсе дал сумасшедшую прибыль – 45%, что стало лучшим показателем в отрасли и вывело Bridgewater на первое место по размеру отданного ему в управление капитала.

В Bridgewater любят подчеркивать, насколько финансовый рынок похож на экосистему. К примеру, охоту на диких зверей там часто сравнивают с инвестированием: в обоих занятиях, важно «контролировать риски» и «держаться на правильном расстоянии от опасности».

В торговле на рынке это можно сделать, к примеру, распределяя риски: фонд Pure Alpha всегда имеет в портфеле не менее 30-40 позиций в разных бумагах и не концентрирует капитал ни в одном из инструментов, в отличие от того же Сороса или знаменитого Джона Полсона, игравшего перед кризисом исключительно против американских ипотечных бумаг. Bridgewater же никогда не концентрируется на чем-то одном: ведь сегодня, рынки нередко оказываются слишком тесно связаны друг с другом и одновременно растут или падают, что осложняет диверсификацию. Поэтому в Bridgewater пытаются по максимуму разнообразить портфель, делая множество «распределенных» ставок и одновременно шортя и покупая бумаги одного класса.

Например, фонд может покупать платину, считая, что цены на неё ещё вырастут, и одновременно продавать серебро. Или покупать тридцатилетние облигации США и одновременно продавать десятилетние. В начале нынешнего года, к примеру, Bridgewater активно шортил американские бумаги, и эти ставки сыграли, когда рынок в середине года «споткнулся». Аналогично сыграли ставки на некоторые сырьевые товары и валюты развивающихся стран. Итог: в то время, как большинство хедж-фондов понесли убытки, Pure Alpha принесла инвесторам 10% прибыли.

«Экосистемное» мышление Bridgewater имеет и еще одно следствие — это политические взгляды ее руководителя. Он одобряет капитализм, поддерживает консерваторов (и даже был спонсором президентской кампании Джона Маккейна) и по-дарвиновски выступает за ограничение вмешательства государства в экономику. Он считает, что выживает сильнейший, и даже самая эффективная система все равно будет работать ровно столько, сколько ей отведено, а потом умрет. Возможно именно поэтому Bridgewater немедленно забрал свои деньги из Lehman Brothers и других компаний с Уолл-Стрит, как только на рынке запахло жареным.

«Прозрачность» решений или издевательство над персоналом?

Суть «прозрачности» очень проста. В компании Bridgewater ни в каком виде нет иерархии мнений. Наоборот: руководство Bridgewater поощряет сотрудников, даже тех, которые работают на низовых позициях, высказывать на совещаниях свою точку зрения по любым вопросам (разумеется это мнение должно быть аргументированным) и не бояться спорить с самыми важными экспертами и самыми высокими руководителями. Сплетни за спиной при этом строго запрещены. Но зато любая высказанная идея и любой поступок могут быть обсуждены, одобрены или осмеяны, непоколебимых авторитетов нет.

При этом в компании разрешено критиковать в буквальном смысле всё — от еды в кафетерии до решений о покупке конкретных бумаг и вредных привычек отдельных работников, которые, например, забывают помыть руки после посещения туалета. Если критика не помогает, коллеги устраивают провинившемуся серьезный разбор полетов в стиле испанской инквизиции. И горе тому, кто посмеет не выполнить предписанных на подобном совещании коллективных директив.

Как Bridgewater работал в кризис

В чем же секрет успеха Bridgewater? Со-исполнительный директор Боб Принц объясняет это сочетанием в Bridgewater глобального мышления и обыкновенной «уличной» смекалки . Большинство экономистов идут в своем анализе сверху вниз: берут макроэкономические данные и смотрят, что они значат для конкретных отраслей и компаний, и в зависимости от этого покупают или продают бумаги. Bridgewater работает с точностью до наоборот. На каждом рынке, который интересует Bridgewater, выделяется группы «игроков» – продавцов и покупателей, после чего пытаются понять, сколько и чего они будут покупать и когда, и в зависимости от этого вычисляет, какие бумаги и сырье будут пользоваться спросом, а какие, наоборот, окажутся недооценёнными.

В отношении американского рынка облигаций это работает следующим образом: в Bridgewater тщательно проверяют, кто участвует в еженедельных аукционах, которые проводит Казначейство (американские банки, иностранные Центробанки, пенсионные и прочие фонды), и что они покупают, а что — нет. А на рынке сырья изучается доля спроса со стороны компаний и сырьевых спекулянтов — это помогает понять, кто, что и сколько будет продавать и по какой причине.

В дополнение к этому на каждом из рынков, на котором работает Bridgewater, выделяется десятки различных индикаторов, сигнализирующих о тех или иных изменениях. Все они заносятся в базу данных и помогают трейдерам ориентироваться даже на не очень хорошо известных направлениях. Но, что важно в случае Bridgewater, если большинство или даже все индикаторы указывают в одном направлении (и подают однозначный сигнал о покупке или продаже), глава фонда не принимает решение автоматически, полагаясь только на программное обеспечение.

Любое инвестиционное решение обязательно должно быть одобрено партнерами —руководителем Рэем Дарио со-исполнительными директорами фонда Грегом Йенсеном, которому всего лишь 36 лет, и уже упомянутым выше Бобом Принсом. Безусловно, такой коллегиальный способ принятия решений ставит деятельность Bridgewater в большую зависимость от человеческого фактора. Однако руководство управляющей компании замечает, что правила, по которым работает фонд, создавались в течение последних 30 лет и, что называется, проверены годами, а каждое решение, которое было принято, принималось с учетом окружающей обстановки. И именно эта приверженность «системе», как в тщательном анализе, так и в инвестициях и отличает фонд от фондов его коллег-конкурентов.

«Когда же в фонде рассматривают состояние экономики в целом, то обращают особенное внимание на количество кредитных (то есть таких, которые они способны выдать в кредит) денег в банках и других финансовых институтах. До последнего времени лишь очень немногие аналитики ставили этот фактор на первое место, предпочитая сосредотачиваться на количестве «реальных» денег в экономике — наличных, средствах на депозитах и так далее.

Между тем, Bridgewater, основываясь на количестве заёмных средств, еще в 2007 году предсказывал возможный кризис на рынке ипотечных бумаг в США. Именно в это время компьютеры фонда начали сигнализировать о том, что в Bridgewater называют «D-process» (Д-процесс) — разновидность странового дефолта, точно такой, какой в свое время разразился в Веймарской Республике в Германии. Получив первые тревожные данные, аналитики Bridgewater «прошерстили» по открытым источникам практически всю доступную им финансовую документацию крупнейших финансовых компаний в мире и в изумлении подсчитали, что из-за «плохих» долгов эти структуры могут потерять $839 млрд.

Вооружившись этими подсчетами, Далио в декабре 2007 года направился прямо в Министерство финансов (Казначейство) США и добился встречи с заместителями тогдашнего секретаря казначейства Генри Полсона, а после попытался привлечь к себе внимание в Белом Доме. К сожалению, ни в одном из ведомств данные Bridgewater в тот момент никого не заинтересовали.

Признание

В начале 2008 года фонд выпустил меморандум, в котором открытым текстом предсказал, что в скором времени разразится финансовый, а вслед за ним — и общеэкономический кризис. Но документ опять привлек внимание слишком поздно — уже после того, как в Америке началась рецессия. Тогда-то Далио и обзавелся горячим поклонником в Белом Доме — им стал Лоуренс Саммерс (Lawrence Summers), который в 2009-2010 годах возглавлял Национальный экономический совет.

Пока Америка разгребала последствия кризиса, Pure Alpha и другие фонды Bridgewater зарабатывали на хаосе. В фонде прекрасно понимали, что ФРС просто вынуждена будет включить печатный станок, чтобы «влить» деньги в экономику, и предсказывали, что несмотря на все усилия администрации Барака Обамы, рост будет небольшим. Поэтому руководство Bridgewater дало распоряжение трейдерам сыграть по-медвежьи: встать «в длинную» в отношении облигаций Казначейства, шортить доллар и покупать золото и другое сырье.

Медвежья стратегия позволила Bridgewater показать прибыль в 2008 году, хотя позже, в 2009, привела к потерям из-за того, что Далио недооценил скорость восстановления промышленности. Зато в 2010 году, когда рост опять затормозился, Bridgewater снова оказался на коне. На фоне продолжающейся стагнации сработали 80% его ставок, и фонд сделал огромную прибыль, играя против облигаций Казначейства и других госбумаг.

Сегодня Bridgewater снова ставит на замедление роста в США и Европе. Во-первых, меры, предложенные для преодоления кризиса администрацией Барака Обамы, по его мнению, рано или поздно прекратят действовать. Во-вторых, над слишком многими странами висит долговое бремя, которое мешает им развиваться. И в-третьих, отмечает он, Китаю и другим развивающимся странам скоро придется принять меры для сдерживания инфляции, что также затормозит их рост.

Восстановительный период, по мнению руководителя Bridgewater, может затянуться лет на десять, если не более, а особенно проблем добавится, когда США снова включат печатный станок, чтобы попробовать облегчить свое долговое бремя: это может привести к коллапсу на рынке государственных облигаций и к падению национальной валюты.

Что касается Европы, где Европейский Центробанк не имеет полномочий по печатанию «лишней» валюты, то этот регион, по прогнозу главы Bridgewater, просто ждет «классическая» депрессия, причем конец 2012 — начало 2013 года будут ещё одним непростым периодом на всех рынках.

 

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Рубрика: Статьи / Деньги
Просмотров: 4168 Метки: ,
Автор: Солонков Андрей @superinvestor.ru">Суперинвестор


Комментариев: 1

  1. ]]>]]>

    Интересный подход. Забавно, как он коррелирует с подходом Баффета? Старик Баффет активно скатывается в социализм в последнее время, теряя доходы на глазах, а либертарианский Бриджвотер держится молодцом.

Оставьте комментарий!

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003

Октябрь 2013: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
Rating@Mail.ru