Большая дыра Таможенного союза

Пятница, 21 сентября 2012 г.Просмотров: 4881Обсудить

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

Ламинатный бизнес

В начале 2000-х Пронин и его партнеры решили заняться бизнесом по производству ламинатных туб.  Ламинатные тубы - это хорошо известные пластиковые тюбики, куда обычно упаковывается зубная паста, кремы для рук и т.д. В тюбиках также иногда выпускают горчицу, кетчуп и все, что можно выдавить.

Пронин показывает небольшую игрушку-головоломку, рекламный материал одного из швейцарских производителей оборудования для выпуска тюбиков. "Вот так нас агитировали заниматься этим бизнесом", - рассказывает он. На игрушке нарисована машина, производящая тубы, для нее нужно всего 13 кв. м пространства. "Как раз для Москвы, где площади дороги", - отмечает Пронин.

Ламинат - это семислойный пластик с барьерным слоем, не допускающим кислород. Изначально тюбики придумали для хранения зубных паст. Ранее пасты выпускались исключительно на основе мела, а он на открытом воздухе твердеет. Потом выяснилось, что ламинат очень "дружен" с полиграфией. Рисунок на упаковку изначально наносится на плоскости, что обеспечивает высокое качество печати, затем ламинат с нанесенным рисунком режется и сворачивается, и в конце концов на тубу надевается колпачок.

В таком виде "недоделанный" тюбик (раскрытый с одной стороны) привозят на предприятие по производству зубных паст и всего прочего, там в него помещают продукт и запаивают. Некоторые парфюмерные и косметические компании в России имеют собственные производства ламинатных туб, например фабрика "Свобода". Однако большинство предпочитает закупать упаковку у сторонних производителей, как делает, в частности, крупнейший из производителей косметики в РФ - концерн "Калина", не так давно приобретенный транснациональным гигантом Unilever.

Белорусский тюбик

По оценке индийской компании Essel Propack-and-CIS, объем российского рынка ламинатных туб составляет 800 млн тюбиков в год. Средняя цена одного тюбика в закупке компаний - производителей косметики около 3 руб. Производителей в РФ немного. "Оборудование очень производительное, машина делает 100 туб в минуту, нажал на кнопку - и завалил два бывших Советских Союза", - рассказывает Пронин. Цена такой машины - около $1,5-2 млн.

Отечественные игроки утверждают, что у крупнейших производителей стоит примерно схожее швейцарское оборудование, лучший ламинат обычно закупается в Германии, колпачки различных видов тоже импортируются. Основное искусство - суметь перетянуть к себе заказчика. Свои заводы по "скручиванию" тюбиков в России открыли почти все глобальные лидеры этого бизнеса: французская Albea (номер один в мире по производству пластиковых туб), "Рим Скандолара" (дочерняя фирма Scandolara Holding, специализирующегося на экструзионных полиэтиленовых тубах, родственных ламинатным), компания, которая первая в мире придумала и начала выпускать тюбики. Также свое производство в РФ запустил третий по величине производитель ламинатных туб Essel Propack-and-CIS. Тем не менее лидером российского сегмента до недавнего времени считалось отечественное ООО "А-депт". Кроме него, работают также московские компании "Тубест" и Freeman, а также "Турбопласт-Отрадное" (СПб).

Уже несколько лет наши игроки, включая представительства западных, ведут настоящую борьбу с белорусскими производителями. "Доля белорусской "Леан Групп" на российском рынке составляет уже около 80%", - констатирует гендиректор Essel Propack-and-CIS Нареш Кумар. "Белорусы просто монополизируют рынок", - утверждает Сергей Пронин. "Крупнейшие производители, использующие ламинатные тубы, уже работают именно с белорусской "Леан Групп", - соглашается Андрей Алисов, гендиректор "Тубест". Российские профильные игроки в основном выполняют заказы на производство тюбиков со стороны небольших фирм, которым не нужны крупные партии и им нет необходимости связываться с доставкой продукции из Белоруссии.

"Мы поставляем тубу крупнейшим российским производителям косметики и зубной пасты, таким как концерн "Калина", "Проктер энд Гэмбл - Новомосковск", "Невская косметика", "Сплат Косметик", "Форафарм", "Русская косметика" и т.п., - рассказывает Екатерина Шкурская, маркетолог российского офиса "Леан Групп". - Мы решили уделить больше внимания небольшим, но перспективным производителям. Специально для работы на этом сегменте в начале года была открыта наша дочерняя компания в Москве". Свою долю на российском рынке сама "Леан Групп" оценивает как "не менее 50%".

Белорусский офшор

"Вот есть мы и есть такая же фирма в Белоруссии. Мы вышли на рынок позже на пять лет и их практически догнали, - объясняет Сергей Пронин секрет успеха "Леан Групп". - Но в 2009 г. они делают "финт ушами". Берут и, ничего не меняя в отношении производства, просто перерегистрируются. Они были зарегистрированы в Минске, а теперь в свободной экономической зоне "Минск". И сразу предлагают продукцию на 30% дешевле, чем у нас". "В свободной экономической зоне белорусская компания не платит НДС, у нас НДС - 18%, ввозные пошлины у нее на ламинат и колпачки - 0%, у нас - 10-15%, налог на имущество у них - 0%, у нас 2,5%, 20-процентный налог на прибыль у них тоже не платится. У нас дороже электричество, арендные площади и рабочая сила.Каждый третий тюбик в мире сделан нашей компанией, а в России мы не можем стать лидером, так как государство дает преимущество белорусским производителям", - поясняет Нареш Кумар.

Сергей Пронин говорит, что еще два-три года назад доля белорусов на рынке была намного ниже, увольнять людей и сокращать производство на 30% он начал после создания Таможенного союза в 2010 г. "Какая может быть альтернатива? Рентабельность в этом бизнесе 10-15%, а белорусский производитель предлагает цену ниже нашей себестоимости. Открыв границу с Белоруссией, наше правительство подписало нам приговор. Из белорусской свободной экономической зоны товар поставляется на тех же условиях, что и обычно. Как правило, из свободных экономических зон можно безналогово поставлять товар на экспорт. Белорусы и поставляют на экспорт, только в зону единого Таможенного союза", - возмущается Пронин. Нареш Кумар утверждает, что до вступления РФ в Таможенный союз белорусам мешали ввозные пошлины и что теперь "Леан Групп" занимается демпингом", поставляя в Россию тюбики по 2 руб. без особой прибыли, чтобы захватить рынок и "убить" конкурентов.

Белорусы обвинения отвергают. "В 2009 г. нас уже обвиняли в демпинге, однако российские антимонопольные органы, разобравшись, не нашли оснований для начала расследования. В мае 2012 г. нас обвинили уже в злоупотреблении нашим статусом резидента свободной экономической зоны в рамках соглашений о Таможенном союзе. Беспочвенность этих обвинений мы можем аргументировать предоставлением множества расчетов и фактов", - комментирует Екатерина Шкурская. Она утверждает, что причина низкой стоимости продукции, в частности, в сырье. "Единственным полностью импортным сырьем, используемым нами в производстве туб, является ламинатная пленка, закупаемая нами и нашими российскими коллегами у одних и тех же производителей. И льгота по уплате таможенной пошлины по ламинатной пленке составляет всего лишь около 3% в цене нашей продукции. В то же время значительный удельный вес в нашей себестоимости занимают транспортные расходы - пустая туба мало весит, но имеет большой объем, и доля наших транспортных расходов по доставке тубы до Москвы близка к 7%, то есть в два раза больше экономии на таможенной пошлине", - рассуждает Шкурская. Она подчеркивает, что важным фактором, "притягивающим" к "Леан Групп" клиентов, является не столько цена, сколько размер производственных мощностей. Чтобы стать поставщиком P-and-G, компания наращивала мощности и проходила специальную сертификацию, на что потребовалось два года.

Сейчас "Леан Групп", по словам Сергея Пронина, увеличивает мощности еще на 40%.

Евразийские баталии

Российские производители, впрочем, считают, что экономия на налогах для "Леан Групп" в любом случае очевидна, и компания находится в привилегированном положении. "Я два раза был в Минпромторге: полтора года назад, потом год назад", - говорит Нареш Кумар. Сергей Пронин написал "кучу" писем в РСПП и Минпромторг, а также пытался создать ассоциацию производителей тюбиков для отстаивания интересов в госорганах. Однако пока "собрать" производителей в единую организацию не получилось. А сейчас компании не до того: производство "А-депт" в конце августа полностью сгорело, и оборудование восстановлению не подлежит. Пронин рассматривает возможности возобновления производства и хочет взять оборудование в лизинг.

В то же время Нареш Кумар сомневается, что в подобной рыночной ситуации удастся отстроить бизнес заново. "Компании отрасли, и наша в том числе, сейчас в убытках", - сетует он, правда, размер убытков называть отказывается. Известно, что с рынка уже ушли два российских игрока - "Торн" и "Туберон". Минпромторг занимался расследованием вопроса целый год и в мае обратился в Евразийскую экономическую комиссию с предложением "об установлении ограничений на выпуск ламинатных и экструзионных туб на таможенную территорию Таможенного союза, изготовленных в свободной экономической зоне "Минск", в рамках проработки вопроса защиты российских производителей". Наши производители ждали введения квотирования поставок. Однако в августе из Евразийской комиссии пришел ответ о том, что в данном случае нужно применять другой механизм, предусмотренный законодательством Таможенного союза. Здесь должно действовать

Соглашение о единых правилах применения промышленных субсидий, предусмотренное союзным законодательством. "Это антидемпинговое соглашение. Его смысл в том, что российские компании должны собрать данные о том, что белорусский производитель, имеющий льготы, нанес им ущерб. Понесенный ущерб нужно будет доказать в суде. И этот ущерб станет компенсироваться российским производителям из бюджета Белоруссии, а белорусское правительство, в свою очередь, будет компенсировать эту же сумму за счет своего производителя, которому давало льготы", - комментирует Аза Мигранян, заведующая отделом экономики Института стран СНГ. "А чем это нам поможет? - спрашивают в ООО "А-депт". - Кроме того, это соглашение никогда ранее не применялось, и нет никакой методологии его применения, нет специальных счетов, куда перечислялись бы средства, и прочего...

Пока вопрос исследуют, отрасль умирает". "Нужно выяснить, действительно ли это будет защитной мерой. Более логичным в этой ситуации кажется ограничивать объемы поставок без пошлины", - считает Нареш Кумар. Даже если вопросы, связанные с реализацией соглашения, удастся решить, отечественные игроки получат некую сумму денег, но совсем не факт, что вернут себе клиентов и долю рынка.

Сахарно-тубная проблема

"Если такая ситуация возникла, значит, в законодательстве Таможенного союза существует пробел. Есть базовые принципы, на которых создавался Таможенный союз, но подобные ситуации должны оговариваться отдельно, - рассуждает Алексей Портанский, профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. - Конкурентные условия явно не равны. В данном случае есть два возможных подхода: или российские производители должны допускаться в белорусскую свободную экономическую зону, или предприятия, зарегистрированные в белорусской свободной экономической зоне, должны импортировать свою продукцию за пределы Таможенного союза. Ответ Евразийской комиссии кажется мне странным".

"Белоруссия - это известная "таможенная дыра", и Россия, вступив с Таможенный союз, просто открыла границу для ввоза товаров. Белоруссия и ее офшоры - это беспошлинные поставки самого разнообразного импорта, в том числе, и контрафакта. Импорт из Белоруссии наносит ущерб многим отраслям. Страдает, в частности, российский аграрный сектор, например производители сахара", - констатирует Андрей Суздальцев, доцент кафедры мировой политики ГУ-ВШЭ. Белоруссия заваливала РФ собственным свекловичным сахаром, а также дешевым тростниковым сахаром из Латинской Америки еще в 1990-е, во времена создания Союзного государства, в то время, как на границе с другими странами пошлины на ввозимый сахар были очень высокими.

Государство, заботясь о продовольственной безопасности, всегда настаивало на развитии собственного производства сахара из сахарной свеклы, которое намного дороже, чем производство сахара из сахарного тростника где-нибудь в Бразилии. В результате несколько лет назад с Белоруссией было заключено соглашение о самоограничении. "Белорусская сторона сейчас может завозить к нам 200 000 тонн сахара в год (в прошлые годы до 500 000 тонн), и только по железной дороге. Правда, негласно автотранспортом к нам все равно завозят еще не менее 100 000 тонн. Эти 300 000 тонн Белоруссия, по сути, "отнимает" у нашего производителя. В этой стране за 15 лет на деньги от экспорта в Россию (в РФ цены выше) построено четыре самых современных крупных и эффективных завода в Восточной Европе и сильно модернизированы свекловодческие хозяйства, в то же время собственное производство в России недоинвестировано уже четвертый десяток лет, - говорит Евгений Иванов, ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка. - Белорусская сторона постоянно просит увеличить квоту, при этом российские производители фактически не могут поставлять сахар в Белоруссию, формально это возможно, но российского экспортера просто затаскают по инстанциям, он не сможет получить сертификацию".

Хорошо известна проблема с белорусским сухим молоком. С ним долго воевали наши производители сырого молока. Молоко в Белоруссии, в принципе, дешевле. Кроме того, через Белоруссию ввозился и дешевый импортный молочный порошок, например новозеландский. В результате российское правительство также обязало белорусскую сторону наложить на себя "самоограничения". Однако эксперты сомневаются в том, что подобные ограничения будут когда-либо касаться ламинатных туб.

"Российское правительство выделило для себя приоритетные отрасли, которые защищает, в том числе, и от белорусского импорта. Однако, заключая союз с Белоруссией, оно шло на опреденные уступки. Получается, что есть издержки, - отмечает Аза Мигранян. - Российские компании должны были сами заранее подготовиться к такому повороту событий, рассмотреть возможности изменения налогообложения. В частности, они могли бы сами зарегистрироваться в свободной экономической зоне". Однако, как говорит Сергей Пронин, войти в зону "Минск" наш производитель не может. Он уже изучил вопрос о возможном вхождении своей компании в ОЭЗ "Титановая долина" в Свердловской области. Но для того, чтобы попасть в ОЭЗ, компания должна активно заниматься экспортом. Однако тубы его фирма не экспортирует. Вероятно, в соседних странах есть свои производители, которые приобрели швейцарские станки, покупают немецкий ламинат и делают весьма похожие тюбики.

"Леан Групп" не просто зарегистрирована в зоне "Минск", производство компании находится в Минске. Наше производство расположено в Москве, что же нам теперь, в Калининград переезжать? Если бы была свободная экономическая зона "Москва", мы бы, конечно, там зарегистрировались", - резюмирует Андрей Алисов.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Рубрика: Статьи / Власть и бизнес
Просмотров: 4881
Автор: Коптунова Ольга @ko.ru">Компания


Оставьте комментарий!

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003