Что не так с IBM?

Среда, 28 мая 2014 г.Просмотров: 2044Обсудить

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

Что не так с IBM?Летом 2012 года пять американских высокотехнологичных компаний участвовали в конкурсе на получение нового клиента: ЦРУ. Разведслужба собирает немало информации, так что ее компьютеры должны быть на высоте. Чтобы справляться с потоком данных, ЦРУ хотело создать свою собственную облачную вычислительную систему—внутреннюю сеть эффективных серверов, на которых производятся сложные вычисления. Для агентства мощность «облака» была критичной. “Мы практически можем обрабатывать всю создаваемую в мире информацию”, - заявил главный технолог ЦРУ, Айра “Гас” Хант на собрании лидеров индустрии в нынешнем году, назвав это явление “полуднем Информационного Века”. Для участвовавших же в конкурсе на кону было нечто большее, чем просто лакомый кусок федерального IT-рынка. Тому, кто победил бы в 10-летнем контракте стоимостью в 600 миллионов долларов, удалось бы поднять свой технологический уровень, с совершенными стандартами безопасности по конкурентным ценам во времена, когда потребители во всем мире тратят все больше на анализ данных.

IBM стала одним из двух финалистов. Компания была весьма логичным, даже можно сказать, очевидным выбором. Big Blue имеет за своими плечами историю в несколько десятилетий отношений с федеральным правительством, а многие из прорывных технологий в распределенных вычислениях были изобретены именно в лабораториях компании. «Облака» были приоритетом и гордостью компании. В 2012 году новы глава IBM – Вирджиния Рометти в своей первой речи к акционерам описала большие данные как “неистощимый натуральный ресурс” который может стать драйвером роста компании на десятилетие вперед.

Наверно, лучше было отступиться

14 февраля 2013 года ЦРУ предложило контракт Amazon.com. Гигант в сфере электронной коммерции, а также пионер в области предложения «облачных» вычислений корпоративным клиентам – от Nokia до Pfizer, сумел убедить мастеров шпионажа, что его доступные общественности «облака» можно воспроизвести и в стенах ЦРУ. Amazon сторожил IBM годами—его модель, предлагающая место на сервере в аренду, была прямой угрозой аутсорсинговому бизнесу IBM, однако это была другая ситуация. Amazon побил IBM на родной земле, и удалось это сделать не за счет снижения стоимости предложения. В IBM поняли, что их предложение было на треть дешевле, чем у Amazon и подали официальный протест на решение ЦРУ.

Счётная Палата США провела изучение конкурса и документы показали, что мнение ЦРУ относительно предложения IBM было, мягко говоря, неважным. У агентства были “веские” опасения по поводу способности технологий IBM развернуться в необходимом масштабе по запросу шпионов, и технологическую презентацию компании оценили как “среднюю”. В общем, в ЦРУ решили, что выбор IBM будет весьма рискованным. В судебных слушаниях Amazon выдал пощечину IBM назвав ее “запоздалой на рынке облачных вычислений” с “неконкурентным и неэффективным предложением”. С этими доводами согласился федеральный судья, вынеся вердикт в минувшем октябре, что, учитывая “общую слабость предложения” IBM “не заслуживала победы” в контракте. Корпоративное клише 70-х и 80-х – того, что кто покупает IBM, никогда не увольняют - стерлось. IBM пришлось отказаться от усилий на этом направлении.

Разрушительная спираль

Отказ в участии в одном из контрактов не может характеризовать положение вещей в компании с 103-летней историей и рыночной капитализацией в 185 миллиардов долларов. Но эта пощечина со стороны ЦРУ является отражением гораздо больших проблем IBM в ее попытках приспособиться к «облачной» эре, когда и малые и большие клиенты предпочитают арендовать мощности, нежели платить за серверные стойки. Под руководством Рометти выручка корпорации снижалась на протяжении 8 кварталов – именно в тот период, когда корпоративная Америка процветала. В январе текущего года, после предыдущего года, когда IBM оказалась единственной компанией, чьи акции в индексе Dow Jones подешевели, Рометти и топ-менеджеры оказались от ежегодных бонусов (в ее случае это были 8 миллионов долларов. Сама Рометти отказалась от интервью.) У IBM есть три основных бизнеса: услуги, ПО и «железки». Когда все хорошо, все бизнесы тоже ведут себя хорошо. Когда, к примеру, клиент ее консалтингового бизнеса выходит на иностранный рынок, компания поставляет ему сервера и приложения для работы в местных условиях. Таким образом, снижение в одном из направлений может потянуть вниз всю компанию – это та самая разрушительная спираль, с которой пытается справиться IBM. Чем больше клиентов уходит в дешевые «облака», теме меньше «железок» продает IBM что подвергает опасности ее высокоприбыльное ПО. А любой намек на то, что IBM заносит не в ту сторону, угрожает ее способности консультировать клиентов в чем-либо.

А большая часть бед происходит из того, что IBM поступает “правильно”: постоянно повышая долю доходов на акцию – то, что особенно любят на Уолл-Стрит. В 2010 году предшественник Рометти – Сэм Палмизано уверял, что в течение следующих пяти лет отдача на акцию достигнет 20 долларов – этот план был назван Roadmap 2015 (Дорожная карта 2015). В интервью и даже публичных постах в Сети, работники компании едко называли его Roadkill 2015 (Авария 2015). Для того, чтобы повышать отдачу на акцию при падении дохода, Рометти пришлось резать издержки, продавать бизнес-линии, увольнять работников, снижать налоговую нагрузку на IBM, выкупать обратно акции, и повышать долг. Из 25 опрошенных аналитиков девять согласились, что IBM достигнет отметки в 20 долларов. Остается вопрос, что за компанией предстанет IBM после того как Рометти уйдет.

Былые устремления

Высокотехнологичная компания не сможет прожить целый век если не будет постоянно усовершенствоваться, иногда с предвидением, иногда по наитию. Основанная в 1911 году под названием Computing-Tabulating-Recording, компания, которая позже станет называться IBM, продавала калькуляторы и счетно-перфорационные машины. Она пережила Великую Депрессию, обслуживая растущий аппарат федерального правительства. IBM была устремлена в будущее. Компания стала настоящим гигантом, создав рынок мэйнфреймов, на котором она стала доминировать в 60-х годах XX века, а затем в 1981 году она произвела революцию в персональных компьютерах, представив IBM PC.

К 1990 году в компании из Армонк, штат Нью-Йорк, работало уже почти 400 тысяч служащих—и действовала таким же образом, медлительно реагируя на то как многочисленные конкуренты заполняли рынок своими товарами. Будучи близкой к банкротству и неся убытки по 8 миллиардов долларов в год, компания решила впервые в истории привлечь главу компании извне – Луиса Герстнера, бывшего топ-менеджера American Express и RJR Nabisco. Отвергнув призывы отказаться от строительства империи IBM, Герстнер отказался от убыточных продуктов, сократил десятки тысяч рабочих мест, и создал консалтинговое подразделение в компании. Позже Герстнер назвал свои мемуары о том времени «Who Says Elephants Can’t Dance?» («Кто говорит, что слоны не танцуют?»

Выйдя на пенсию в 2002 году, отдал бразды правления Пальмизано, один из долгожителей IBM – он значительно расширил сферу влияния в ПО и услугах и выступил против персональных компьютеров. (Сейчас Пальмизано является советником компании Bloomberg LP, которой принадлежит издание Bloomberg Businessweek.) С учетом падения прибыльности от продаж персоналок и ноутбуков, Пальмизано решил продать бизнес ПК китайской Lenovo, сразу после покупки консалтингового бизнеса у PricewaterhouseCoopers за 3,5 миллиарда долларов. Работа по интеграции свежего приобретения в бюрократическую систему IBM пала на плечи нового главы – Рометти, уроженки Чикаго, ставшей работать в IBM с 1981 года, через два года после выпуска из Северо-Западного Университета. Она должна была оживить операции компании, поскольку корпоративные клиенты погрязли в интернетах и были бы рады подписать дорогие и возобновляемые контракты, лишь бы IBM согласилась решать их проблемы. В следующие 10 лет ПО и услуги выросли на 80 процентов в сумме выручки. По подразделению компьютеров (чей глава Роберт Мофлат, был признан виновным в торговле инсайдерской информацией в 2010 году) было принято решение оставить его, учитывая важность, но сократить его долю в бизнесе IBM.

Денежные вливания

В октябре 2011 года главой IBM стала Рометти – именно ее первой женщиной-главой компании назвал Пальмизано. Казалось, что наступает золотая эра. IBM праздновала свой вековый юбилей рекордными продажами, рекордными прибылями, и рекордной стоимостью акций. Проект по искусственному интеллекту Watson стал невероятно популярным, побив противников-людей в телевизионной игре Jeopardy! А в ноябре IBM получила последнее финансовое благословение: Уоррен Баффетт признался, что он изменил своему правилу не инвестировать в акции технологичных компаний и купил долю в 5,5 процентов более, чем за 10 миллиардов долларов. Баффетту понравилось то, как компания смогла окопаться во IT-подразделениях практически всех мировых корпораций; он заявил, что Big Blue это почти, как аудиторская или юридическая фирма—с ней практически невозможно расстаться. Ему особенно понравилось представленная Пальмизано (до того как он ушел со своего поста) дорожная карта развития корпорации. “Они уважают акционеров, и я думаю, что это очень, очень важно”, - заявил Баффетт в интервью CNBC.

Однако медовый месяц оказался скоротечным. Рометти во многих отношениях умная и властная глава наследовала пост гораздо больше, чем она могла объять, ну или, по крайней мере, так считали на Уолл-Стрит. Мегатрендом корпоративной Америки стал уход в «облака». И IBM нужно бы беспокоиться не только о Amazon: в августе 2013 года исследование 15 «облачных» провайдеров, проведенное фирмой Gartner поставило IBM ниже других – за Microsoft, Rackspace и Verizon.

Обесценившиеся «железки» или новые вызовы IBM

За два года продажи «железок» упали на 24 процента, превратив управляемое снижение в неконтролируемое падение. Для малых компаний новым трендом стал отказ от покупки собственных серверов и мэйнфреймов, а крупные корпорации вместо заказа новых устройств при необходимости апгрейда, стали также переводить загрузку в «облака». Рометти, придерживаясь практики Герстнера и Пальмизано продажи подразделений, у которых прибыль падает, согласилась в январе текущего года продать свой бизнес по производству низкопроизводительных серверов китайской Lenovo 2,3 миллиарда долларов. (Сделка по-прежнему ожидает одобрения со стороны регуляторов США.) Впрочем, IBM не оставляет попыток возродить свой «железный» бизнес, представив в апреле этого года линейку высокопроизводительных серверов под названием Power8. По заявлению компании эти сервера способны обрабатывать массивные объемы на рекордных скоростях.

Чтобы справиться с объемами данных, корпоративные клиенты требуют нового ПО – и это еще один из вызовов для IBM. Темпы роста выручки подразделения, занимающегося ПО, падает – с 8,7 процентов в 2011 году до 2,9 процентов в 2013 году. Чтобы усилить позиции IBM, Рометти сделала десятки приобретений, включая Aspera – сервис, позволяющий клиентам перемещать большие объемы данных очень быстро; Cloudant – сервис мобильных и веб-приложений; и TeaLeaf – приложение для ритейлеров. Эти приобретения были осуществлены независимо от выделяемого на исследования и разработки бюджета в 6 миллиардов долларов.

Самым значительным приобретением в эпоху Рометти стала SoftLayer Technologies, один из мелких конкурентов Amazon в продаже облачных вычислений. IBM заплатила 2 миллиарда долларов за SoftLayer прошлым летом, во время своей битвы с Amazon за контракт с ЦРУ, и постепенно стала снижать собственные усилия в разработке облачных продуктов. SoftLayer привлекла такие стартапы такие, как Tumblr и WhatsApp, которым требовались значительные вычислительные возможности и, которые ни за что не стали бы обращаться к услугам IBM.

Взаимодействие с переменами

Уважаемый в своем деле игрок SoftLayer имел немало почитателей. Ланс Кросби, глава SoftLayer, поддержал Рометти. “Она была единственной, кто понял, что представляют из себя облака и тот эффект, который они будут иметь на деятельность корпораций и правительства по всему миру”, - заявил Кросби. “Подход Джинни к этому делу в том, что вся IT-индустрия уйдет в «облака», и это уже ближайшее будущее”.

“У IBM отличная история взаимодействий с переменами в индустрии и совершения правильных инвестиций в долгосрочном периоде”, - рассказал Пальмизано в электронном письме. “Я рад, что под управлением Джинни эта линия продолжается”.

Рометти понимает, что это экстренный случай для IBM. “Облака изменят суть индустрии IT”, - поведала она аудитории в несколько десятков служащих компании прошлой осенью на внутренней лекции “Think Academy”, которая записывается для всей 431-тысячной армии работников IBM. “И нашим стратегическим императивом является стремление переместить IT-сектор корпораций в облака”, - пыталась достучаться до других глав Рометти, в том числе Джейми Димона из JP Morgan Chase, прося их помощи возродить культуру компании в непростые времена. В прошлом году она начала распространять черные пластиковые карты с фразой “Одна цель: Быть лучшим” для 50-тысячной армии менеджеров IBM – их необходимо было носить на себе, когда она проходила по холлам. В IBM даже ясность весьма запутанная штука — на обратной стороне карточек есть три значения и 9 правил как сделать клиентов счастливыми, включая “Объединяйтесь, чтобы сделать это сейчас” и “Охраняйте диких уток”.

В феврале этого года, во время интервью на конференции по мобильным технологиям в Барселоне, Рометти спросили о том понимают ли бизнес-лидеры то, что их бизнес очень резко распадается. “Если вы сравните прошлое и настоящее”, - сказала Рометти, “скорость изменения сейчас намного быстрее. Но не нужно быть устрашенным этим, это всего лишь означает, что нужно прилагать больше усилий”.

Ценовые войны

Сценарий, который может присниться только в страшном кошмаре IBM, тот, что компания пустится наперегонки с Amazon и другими облачными провайдерами—и в конце концов выяснится, что прибыль упала до нуля. В марте нынешнего года ценовая война разгорелась между Amazon, Google и Microsoft – каждая из компаний объявила о снижении цен примерно на 35 процентов на вычислительные мощности; 65 процентов на хранение данных; и 85 процентов на прочие сервисы. Рометти пообещала две вещи инвесторам: вывести корпоративные IT-службы в облака и обеспечить неприличную прибыльность этих сервисов. Эти цели могут оказаться несовместимыми – поскольку IBM имеет конкурентов, которые хотят сделать «облака» местом постоянно уменьшающегося дохода. 25 марта компанию из Армонк все-таки пробил холодный пот после того как Google объявил, что цены на «облака» будут следовать закону Мура – неизбежно падая с уменьшением стоимости аппаратного обеспечения.

16 апреля, после того как IBM отчиталась о доходах в первом квартале ткущего года, выжидающую позицию занял Билл Флекенштайн. Управляющий хедж-фонда из Сиэттла знаменит среди инвесторов своими предсказаниями относительно «мыльных пузырей», Флекенштайн брал и продавал шорты по IBM в течение многих лет. В этом квартале он решил подзаработать. Свежий финансовый директор IBM, Мартин Шретер, поведал Уолл-Стрит ожидать “очень слабых” показателей, и Флекенштайн решил, что компания легко справится со сниженным требованием к собственным результатам.

А когда на экране высветились результаты, Флекенштайн понял, что они оказались хуже, чем он ожидал. IBM едва достигла прогнозируемого результата и в прогнозе на оставшуюся часть года компания ожидала выплаты меньшей суммы налогов при той же самой прибыли. По логике вещей это значит, что прибыль до уплаты налогов должна неизбежно снизиться. “Я подумал, что шансов у них нет—слишком много людей начнут понимать, что что-то здесь не так”, - заявил он. Совсем недавно он снова ушел в шорт.

Облачные проблемы

Рометти будет весьма непросто возвести IBM в облачную эру. Чтобы это сделать и в то же время будучи верной обещаниям своего предшественника о доходе в 20 долларов на акцию – практически невозможно, говорит Флекенштайн. Интерес к шортам IBM вырос с 15 миллионов акций в начале правления вырос до 30 миллионов в конце нынешнего апреля.

“Спросите любого, кто следит за финансовой отчетностью он скажет, что ничего страшного в этом нет”, - говорит Фред Хикки, еще один торговец короткими позициями акций IBM, он также является редактором культового письма Уолл-Стрит под названием High-Tech Strategist (Высокотехнологичный Стратег). “Я смотрю на Accenture и я вижу, что ее нематериальные активы растут. Oracle, Microsoft и другие. Я не вижу ничего подобного более нигде. OK? Нигде. В моем представлении финансовый инжиниринг это детская придумка”.

Эта фраза – «финансовый инжиниринг» является весьма всеобъемлющей и используется критиками по отношению к IBM в плане того, что компания добивается роста доходов на одру акцию в то время как доходы падают. Спектр маневров начинается от обычной практики как выплата повышенных дивидендов и выкуп акций, и вплоть до более изощренных ухищрений как то: определение основных издержек как “экстраординарных” и поиск способов снижения налогового бремени. Компании, ведущие деятельность самым прозрачным образом, представляют свои результаты согласно общепризнанным принципам отчетности - GAAP. В годовом отчете IBM от 2009 года не использовалась фраза “не-GAAP”; в отчете 2013 года она фигурировала 125 раз.

Креативность IBM в плане декларирования доходов может называться финансовым инжинирингом, говорит Стивен Миллс, старший вице-президент IBM по ПО и системам, “но думайте об этом в другом ключе: вас подвергнут обструкции, если вы будете плохо управляться со своими налогами или если вы плохо разберетесь со своими денежными потоками, а также использованием ценности активов, принадлежащих акционерам”.

Финансовый рынок против IBM

Аналитики с Уолл-Стрит предупреждают все громче и громче, что IBM не удастся вечно идти этим путем с прибылью для себя. В мае 2013 года по оценкам Bloomberg, половина аналитиков советовала скупать акции. Сегодня таковых меньше четверти. Растущий хор голосов против IBM слышится вся отчетливее, поскольку в результате выяснилось, что инвестиции в компанию в крупном размере имеет только Уоррен Баффетт. С тех пор как об этом стало известно в 2011 году, Баффетт прибавил к своей доле еще акций и сейчас владеет 6,75 процентами компании. И это один из наиболее неудачливых его активов в «большую четверку», куда также входят Wells Fargo, Coca-Cola, и American Express. Глава по персоналу у Уоррена Баффетта не ответил на запрос об интервью.

“Самым шокирующим для меня является то, что Уоррен Баффетт, который не единожды предупреждал не покупать акции высокотехнологичных компаний, все-таки прикупил их, притом у компании, ведущей весьма странную отчетность, а ведь он дока в этом”, - говорит Флекенштайн. “Для меня это выглядит весьма странным. Он же ведь Уоррен Баффетт, но я не могу понять, как это может выглядеть привлекательно вообще”.

Черная серверная стойка, похожая на вертикально стоящий гроб, вполне может выдержать прислонившегося человека в середине выставочного холла в Лас-Вегасе. Один из новеньких серверов Power8 стоит рядом. Это было еще в конце апреля, а на ежегодную конференцию компании под названием Impact пришло 9000 посетителей и партнеров, чтобы услышать речи об «облаках» и узнать о достижениях. В одно и то же время IBM приветствует будущее и вспоминает славное прошлое. Баннеры на выставке были вывешены в честь 50-й годовщины мэйнфрейма System/360.

«Плохая и хорошая IBM»

В проходах между павильонами, сотрудники IBM прикрепили серию корпоративных коанов-головоломок. “Как я узнаю то, чего не знаю?”, - гласила одна из них. “Что я смогу сделать, имея аналитику в реальном времени”? “Смогу ли я предсказывать будущее с большими данными”? Идеей было стимулировать клиентов заплатить за ответы со стороны IBM. Но эти же самые вопросы компания может задать сама себе – до того как ее глава пообещала удвоить доход на акцию пять лет тому назад а также во время распада в индустрии. Неспособность IBM предвидеть перемены своего собственного будущего делает ее менее способной советовать что-либо своим собственным клиентам. “Необходимо планировать свой вход на эти рынки”, - заявил Майкл Родин, старший президент Watson Group в IBM. “Я думаю, что мы вступаем в отрасль мобильных технологий в нужный момент. Я думаю, что мы занялись облаками правильно”.

В середине мая Рометти встретилась с группой аналитиков на ежегодном брифинге для инвесторов IBM в Нью-Йорке. Аналитики засыпали ее вопросами: Почему рынки растущих стран, как например Китая, сужаются для IBM? Проблема ли это существующих подразделений или приобретенных в том, что запланированная на 2010 год выручка в размере 20 миллиардов долларов не получена? Является ли Big Blue на самом деле двумя разными компаниями – хорошей IBM и плохой IBM?

“Позволю себе начать с того, что именно мы проведем IT-индустрию через перемены”, - заявила Рометти. “Я отдаю отчет своим словам и то, что в отрасли произойдет перестановка. Через 10 лет она не будет той же самой. И мы будем лидером в этой индустрии”. Продажи «облаков», по ее словам, быстро растут и достигнут объема в 2,3 миллиарда долларов в 2014 году. Общая выручка IBM составляет 100 миллиардов. “Помните, это не первый раз, когда мы проходим через перемены”, - заявила Рометти. “И не в последний”. Цель в 20 баксов на акцию к 2015 году, она по-прежнему подтвердила. Но интересоваться по поводу того есть ли план под названием Roadmap 2020, никто не стал.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Рубрика: Статьи / Ложный шаг
Просмотров: 2044 Метки: ,
Автор: саммерс ник @businessweek.com">Businessweek

Еще записи по теме



Оставьте комментарий!

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003

Октябрь 2007: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
Rating@Mail.ru