Новости бизнесаСтатьиАналитические колонкиДеньгиКурс валютБизнес технологии
Главная > Новости бизнеса > Металлургия > Интервью: Анатолий Седых, президент Объединенной металлургической компании

Интервью: Анатолий Седых, президент Объединенной металлургической компании

Среда, 27 апреля 2005 г.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

Еще несколько лет назад Объединенная металлургическая компания (ОМК) связывала свое будущее с альянсами с Челябинским трубопрокатным заводом (ЧТПЗ) и "Северсталью". Но в 2002 г. владельцы ЧТПЗ решили строить собственную группу, и комбинат вышел из состава ОМК. Почти одновременно развалился и "Альянс 1420" по производству труб большого диаметра — в нем собиралась участвовать "Северсталь". Но совладелец и бессменный глава ОМК Анатолий Седых не стал отчаиваться. Всего за два года ОМК в одиночку построила на Выксунском металлургическом заводе собственную современную линию по выпуску труб "1420", а еще через несколько лет ОМК станет менее зависима от российских металлургов: в Выксе появится литейно-прокатный комплекс стоимостью около $500 млн. А вот альянсы Седых больше неинтересны. Он хочет построить сбалансированную металлургическую группу, причем совершенно самостоятельно. О своих планах Седых рассказал "Ведомостям".
— В отличие от конкурентов — ЧТПЗ и Трубной металлургической компании (ТМК) — вы не гонитесь за расширением масштаба бизнеса, не покупаете новые активы, а пытаетесь развивать то, что уже есть. Почему?
— Вы правы — в ближайшее время мы не собираемся приобретать новые трубные активы. Мы не трубная, а металлургическая компания. В отличие от ТМК и группы ЧТПЗ ОМК — компания полного металлургического цикла. И в этом мы видим наше серьезное конкурентное преимущество. Мы производим не только трубы, но и достаточно широкий номенклатурный ряд продукции. Наша цель — создать сбалансированную компанию.
Есть различные понимания критериев лидерства. Кто-то стремится занять большую долю на рынке и быть первым по объемам производства, а кто-то, как мы, стремится построить самую эффективную в отрасли компанию и через это прийти к лидерству. Мы не ставим перед собой задачу производить больше всех в России труб, колес, рессор, наша задача — стать наиболее эффективным их производителем.
— Каковы главные принципы стратегии ОМК?
— Мы придерживаемся четырех принципов.
Во-первых, это концентрация производства. Причем не в рамках одной компании, как мы наблюдаем в ТМК и ЧТПЗ, а в рамках одной производственной единицы. К примеру, мы ввели линию по производству труб 1420 мм в уже действующем цехе по производству труб большого диаметра. Сейчас две линии работают на одной производственной площадке. При этом у нас практически даже не произошло изменения численности работающих. Такой подход позволяет значительно эффективнее использовать инфраструктуру предприятия. По аналогичной схеме реконструируются и остальные наши производства. Сейчас строится новая коксовая батарея на "Губахинском коксе" — это позволит нам удвоить производство, предприятие будет выпускать 1,5 млн т кокса в год. Это очень важно и в социальном аспекте, потому что уровень заработной платы в ОМК жестко связан с производительностью труда. Работники наших предприятий уже понимают: растет производительность труда — растет и зарплата.
Второй принцип — это вертикальная интеграция. ОМК полностью обеспечена чугуном и коксом. Мы самый крупный потребитель листа в России, компания закупает его больше 1 млн т в год. Очень логично этот лист производить самим. С вводом в строй литейно-прокатного комплекса мы будем обеспечены собственным листом для труб малого и среднего диаметра. А через год ОМК будет также полностью обеспечена собственным углем.
Еще один принцип — сбалансированная диверсификация производства. Мы считаем, что производить одну лишь трубную продукцию рискованно, потому что трубный бизнес цикличен. Компания устойчива, когда имеет широкий номенклатурный ряд. Сейчас трубы в объеме реализации ОМК занимают чуть больше 50%. Остальное — это другая продукция: сортовой прокат, чугун, феррованадий, рессоры, спецпрофили, железнодорожные колеса…
И четвертый принцип — это опора на новые технологии. Покупка морально и физически изношенных промышленных активов для нас не представляет интереса, потому что в мире на первое место выходит эффективность технологических решений. В ближайшие четыре года компания инвестирует в производственные фонды более $1 млрд.
— Чего вам не хватает, чтобы создать такую вертикально-интегрированную компанию, которую вы сейчас описали?
— Нам не хватает листопрокатного производства, но мы над этим работаем: через 2,5 года компания построит литейно-прокатный комплекс. И это будет самое современное производство листа в России, а возможно, и в мире.
— Вы сказали, что вы в первую очередь металлургическая компания, но в трубы вы все равно больше всего инвестируете…
— В прошлом году — да. Но в этом году наш основной инвестпроект связан с обеспечением потребности компании собственным листом. Литейно-прокатный комплекс прежде всего нужен нам для обеспечения потребностей нашего трубного бизнеса, но все же лист — это отдельная товарная позиция. На комплексе будет работать не более 1000 человек, а объем производства составит 1,2 млн т в год. Производительность труда на ЛПК будет в разы больше, чем на российских предприятиях, производящих аналогичную продукцию.
Принципиально важен для компании колесный бизнес. Между ОМК и "Российскими железными дорогами" (РЖД) подписан уникальный контракт, в соответствии с которым мы до 2010 г. должны поставить железнодорожникам около 5 млн колес на сумму свыше $1,2 млрд. Это на 60% закроет потребности РЖД в колесной продукции. В прошлом году мы провели модернизацию колесного производства, разработали новое колесо. Срок его службы по сравнению с обычным увеличен с семи лет до 12, причем цена колеса выросла незначительно. Я считаю, что РЖД показала очень хороший пример того, как естественные монополии должны выстраивать отношения с российскими производителями.
— IPO, еврооблигации и другие способы привлечения денег с рынка — это не для вас? У вас есть рублевые облигации, но я никогда не слышала о том, что у вас есть планы по выходу на западные рынки капитала…
— IPO — это продажа акций. На наш взгляд, компания инвесторами пока недооценена и такой способ заимствований для ОМК является дорогим. Продавать акции пока не время. Еврооблигации нам сейчас тоже неинтересны.
На инвестиции денег нам пока хватает. Мы финансируем свои проекты за счет собственных средств и кредитов банков. В 2004 г. доля займов в инвестпрограмме не превысила 15%. В структуре финансирования литейно-прокатного комплекса займы составят 60%. Мы давно сотрудничаем со Сбербанком, есть еще кредиты западных экспортных агентств — на покупку оборудования.
— Вы говорите, что инвесторы вас недооценивают, а как вы сами оцениваете стоимость ОМК?
— Я не хотел бы отвечать на этот вопрос.
— Инвестиции в строительство литейно-прокатного комплекса составят около $500 млн. Около $200 млн вы потратили на организацию производства трубы 1420 мм. Дорогие проекты, не боитесь, что не окупится? Вдруг эта труба не будет востребована. Ведь гарантий от "Газпрома" никаких…
— Я уверен в том, что линия по выпуску трубы диаметром 1420 мм пущена в абсолютно правильное время. Представьте, если бы контракт с "Газпромом" был подписан два-три года назад по фиксированным ценам, что бы мы теперь делали? Цены на штрипс постоянно растут. Поэтому гарантированные контракты в сегодняшних условиях — это большие риски. С "Газпромом" мы, естественно, разговаривали. У нас есть договоренность о том, что при условии, что цена будет соответствовать рыночной, "Газпром" обязуется покупать у нас трубы. С юридической точки зрения это не контракт, а моральные обязательства. Но в сбыте труб большого диаметра я уверен. Потребность в трубе сейчас колоссальная: произошло наложение активности "Транснефти" и "Газпрома". Одновременно стартовало несколько крупных проектов в нашей стране, странах СНГ, Иране, где уже сейчас востребованы трубы диаметром 1420 мм. Поэтому, на мой взгляд, в ближайшие два года спрос на трубу будет превышать предложение. У нас уже сейчас заявок больше, чем реально эта линия может производить.
А литейно-прокатным комплексом мы занимаемся с 2002 г. Строительство начнется в начале мая, и мы уже заключили контракт с подрядчиком — турецкой Gama Endustri. Для ОМК этот проект важен не только из-за того, что металлурги повышают цену на свою продукцию. Это для нас прежде всего решение вопроса качества труб. Для качественных труб важно в первую очередь качество листа. Его наши металлурги пока не могут обеспечить. И не потому, что они производят некачественную продукцию. Просто с точки зрения трубного производства они работают в нижнем сегменте качества. Их специализация — прокат среднего качества.
— Производство 1420-трубы начнется летом. Первый контракт уже заключен?
— "Газпром" в этом году готов купить у нас 100 000 т труб.
— За какие сроки могут окупиться инвестиции?
— Не раньше чем через три года.
— "Северсталь" сейчас делает похожий проект. Но ее завод в Колпине заработает лишь через несколько лет. Вы считаете, что они упустили момент или им еще не поздно успеть попасть в это "правильное время", о котором вы говорите? Рынок труб большого диаметра еще долго будет расти?
— В ближайшие четыре-пять лет ситуация на рынке трубной продукции будет позитивной для производителей. Место на рынке будет и для "Северстали".
Они очень серьезный конкурент. У "Северстали" есть собственный лист. Но это не решающий фактор. Ведь когда начинается ценовая конкуренция, то получается, что конкурирует скорее не труба, а лист "Северстали", например, с листом другого поставщика, у которого мы его будем покупать. И чтобы "Северсталь" в данной ситуации оказалась в выигрыше, она будет вынуждена поставлять лист для своего трубного производства по заниженным ценам. И тем самым будет дотировать собственное трубное производство. Я думаю, что не ради этого они строят завод в Колпине.
— В свое время вы собирались производить трубы большого диаметра совместно с "Северсталью". Не жалеете, что в свое время расстались с ними?
— Наверное, такой альянс ускорил бы сроки окупаемости. С другой стороны, мы всего за два года самостоятельно реализовали этот проект. Когда ты один, то точно понимаешь, что время наступило, надо действовать, принимать решение. Когда ты с кем-то, у кого другой менталитет, скорость принятия решений падает. Ты должен партнеру доказывать что-то, убеждать его, потом торговаться… Процесс растягивается, теряешь время. Поэтому я очень осторожно отношусь к альянсам.
— Литейно-прокатный комплекс будет работать на ломе. Как вы будете решать сырьевую проблему?
— Проблемы не существует. На мой взгляд, размещение такого производства в районе Выксы оптимально. Ведь вокруг в основном металлообрабатывающие предприятия, Центральный регион избыточен по лому. Мы сейчас создали компанию под названием "ОМК-ЭкоМеталл", которая будет заниматься сбором лома в этом регионе. Она должна будет заготавливать около 1 млн т металлолома в год.
— С пуском ЛПК вы полностью закроете свои потребности в листе?
— Для труб малого и среднего диаметра — да. Но для труб большого диаметра мы будем покупать лист на стороне.
— Объемы производства труб планируете увеличивать?
— С учетом ввода новой линии в следующем году мы должны выйти на уровень 1,4-1,5 млн т.
— Сейчас лидер по экспорту труб — ТМК, а ОМК планирует экспорт увеличивать?
— Мы не соревнуемся и никого не догоняем. Но наращивать экспорт будем. Задача нашей компании — к 2008-2009 гг. поставлять на экспорт 30% производимой продукции. Российский трубный рынок не бесконечен. Он, наверное, один из самых емких в мире, но и у него есть границы. Тем более что у российской металлургии и трубной промышленности есть серьезные конкурентные преимущества.
— А за границей покупать ничего не собираетесь? Например, в странах СНГ?
— Нет. У нас достаточно большая инвестиционная программа в России. Если говорить о том, как эффективнее распорядиться инвестициями, то мы считаем, что Россия для нас наиболее интересна. Сейчас потребление трубной продукции находится где-то на уровне 5,5-6 млн т в год, а мощности ОМК — 2,5 млн т. Если загрузить наши мощности на 100%, теоретически мы сможем занять долю рынка, близкую к 40%. И, что важно, эта продукция будет производиться практически на одном заводе. Соответственно, и издержки будут минимальны.
Чтобы увеличить свою долю на рынке, не обязательно покупать активы. К примеру, ЧТПЗ купил ПНТЗ. Два практически одинаковых — по уровню оборудования и технологиям — завода. Смогут ли они загрузить все эти мощности? Возможно, встанет вопрос: какие из них закрыть? Но даже если часть мощностей они закроют, аналогичную продукцию смогут производить ТМК, ОМК, "Интерпайп", и не факт, что закрытие мощностей приведет к упрочению их позиции на рынке.
— Моду на глобализацию и консолидацию металлургической отрасли вы не разделяете?
— Надо каждый конкретный случай рассматривать отдельно. У крупнейшей сталелитейной компании в мире — Mittal Steel понятная стратегия. Она заключается в покупке недооцененных активов в развивающихся странах. По оценке [владельца Mittal Steel Лакшми] Миттала, именно в этих регионах в ближайшее время будет наибольший спрос на металлопродукцию. Китай демонстрирует впечатляющий экономический рост, и с этим связана глобальная ситуация с металлами на международных рынках. Цены растут. Миттал ожидает, что такая же ситуация будет в других странах. Но покупка в развитых странах активов, и особенно убыточных, мне не совсем понятна. Возможно, через эти компании идет продвижение собственной продукции на закрытые рынки. Возможно, это просто диверсификация политических рисков. Однозначно говорить, что глобализация — это хорошо или плохо, неправильно.
— Объединение ОМК и ТМК, скажем, было бы бредовой идеей?
— Такой альянс никакой синергии не несет. Зато сначала мы бы сидели в антимонопольном ведомстве и пытались уговорить дать разрешение на слияние, а потом там же обосновывали свои цены. Даже если отбросить в сторону этические соображения, те механизмы, которые сейчас есть в России, не позволят произойти такому слиянию.
— ОМК сейчас прибыльная компания?
— В 2004 г. наша консолидированная выручка составила $1,43 млрд, чистая прибыль — $186 млн. По сравнению с 2003 г. выручка выросла на $500 млн, а чистую прибыль мы удвоили. Такой рост стал возможен как раз благодаря сбалансированной диверсификации и концентрации производства. Динамика была бы невозможна, если бы нашим единственным продуктом была труба. Трубный бизнес не самый рентабельный. В себестоимости трубы 70% — стоимость листа. Нас выручает то, что на трубных предприятиях компании серьезная номенклатурная линейка.
— Уже весна, но что-то никто из трубников и нефтяников не ходит жаловаться в министерства на металлургов из-за роста цен на металл. Что поменялось с прошлого года, когда дискуссия на эту тему была особо горячей?
— Весеннего обострения действительно нет. (Смеется.) Реально вот что поменялось. Цены по-прежнему растут, конечно. Но в прошлом году произошел драматический рост. Представляете, нефтяные компании, у которых уже все было просчитано в бюджетах, вдруг видят, что стоимость трубной продукции выросла в два раза. Глубинного понимания, почему это произошло, не было. Было ощущение, что кто-то воспользовался ситуацией и поднял цену и кто-то на этом заработал. Тогда потребители не понимали, что это объективная реальность, что в Китае значительно вырос спрос на металл. Производители стали не могли обеспечить этот спрос. Возник серьезный дисбаланс, и цены на металлопродукцию взлетели. Никто к этому готов не был. Сейчас всем понятно, что это объективная реальность. И когда цены растут не в два раза, а на несколько процентов, то это так уж сильно никого не тревожит, а в бюджетах цифры адекватные. Ведь цены на газ и нефть продемонстрировали еще более впечатляющую динамику.
— Это никак не связано с тем, что металлурги стали работать по длинным контрактам? "Евразхолдинг" в прошлом году заключил годовой контракт с ТМК.
— Отвечаю только за нашу компанию: у ОМК контракты ежеквартальные. Цены сейчас стабилизировалась.
— А скоро цены пойдут вниз?
— Думаю, не скоро. Некая коррекция возможна, но глобальных факторов, которые говорят о том, что в ближайшее время произойдет понижение цен на металлопродукцию, я не вижу.
— С Украиной удалось договориться по квотам. Вас все устраивает?
— Была достигнута договоренность с пятью украинскими трубными заводами на ограничение сбыта их продукции в России до 395 000 т в год. Но трубы большого диаметра эта договоренность не покрывает. Ситуацию с этими трубами до сих пор не удалось урегулировать. Нас бы устроили квоты на уровне прошлого года — 230 000 т. С небольшим пропорциональным ростом. Более жестких ограничений не требуем. Мы с пониманием относимся к тому, что трубная промышленность Украины в советское время была нацелена на обеспечение советской нефтяной промышленности и сейчас все кардинально изменить весьма трудно. Но и российская трубная промышленность в непростой ситуации. Важно, чтобы российское правительство нас поддержало. Ведь практически все предприятия трубной отрасли градообразующие.
— Как вы пришли в металлургический бизнес?
— Я окончил Московский институт стали и сплавов, занимаюсь металлургией всю жизнь. В 1991 г. пришел в этот бизнес — с партнерами запустили ферросплавное производство под Москвой. Заработали определенные деньги, потом начали смотреть, какие активы можно купить в металлургии. Первой покупкой был Чусовской металлургический завод — в 1996-1997 гг., потом были Выксунский, Щелковский заводы, "Губахинский кокс", Альметьевский трубный завод.
— Партнеры у вас есть?
— Да, несколько менеджеров ОМК. Не все были со мной с самого начала, но последние пять лет структура собственности у нас не менялась.
О КОМПАНИИ
ОМК была создана в 1992 г. и сейчас объединяет пять крупных предприятий металлургической отрасли. Трубный комплекс ОМК включает в себя Выксунский металлургический (Нижегородская обл.) и Альметьевский трубный (Республика Татарстан); в металлургический комплекс включены Чусовской метзавод и "Губахинский кокс" (Пермская обл.), а также Щелковский метзавод (Московская обл.).
ОМК обеспечивает 20% внутрироссийских поставок труб, в том числе около 30% в сегменте труб большого диаметра, занимает 60% рынка железнодорожных колес и автомобильных рессор. В 2004 г. консолидированная выручка ОМК выросла на 59% до $1,43 млрд, а чистая прибыль — в два раза до $186 млн.
БИОГРАФИЯ
Анатолий Седых родился в 1964 г. Окончил Московский институт стали и сплавов (МИСИС) в 1987 г. по специальности "инженер-экономист". Свою карьеру начинал экономистом в Центральном научно-исследовательском институте черной металлургии. В 1990 г. стал генеральным директором МНПП "Техноинвест". В 1993-1999 гг. — председатель правления Металлинвестбанка. С 1999 г. — гендиректор ОМК и председатель совета директоров Выксунского металлургического завода. В январе 2003 г. назначен президентом ОМК. Участники рынка считают, что Седых владеет контрольным пакетом ОМК. Сам Седых признает, что является крупным акционером компании, но свою долю не раскрывает.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Просмотров: 2076
Рубрика: Металлургия
(CY)

Архив новостей / Экспорт новостей

Ещё новости по теме:

17: 01
Зитар активно развивает поставки метизной продукции под собственным брендом |
15: 01
В ЕС начато расследование против китайской оцинковки |
13: 21
На Амурметалле побывали потенциальные инвесторы |
12: 21
Усталость от повышений. Мировой рынок металлургического сырья: 1-8 декабря |
12: 21
Производители и поставщики труб обсудят итоги года, текущие тенденции и ценовую политику |
12: 01
ОВК поставит цистерны БСК |
11: 41
Индекс цен в металлоторговле вырос еще на 4,17 пункта, до отметки 531,85 |
11: 21
Цветные металлы уже не вдохновляет позитивная китайская статистика? |
11: 01
«Турецкий поток» пойдет по морскому дну в 2017 г. |
10: 41
Русгидро выбирает из алюминиевых проектов |
10: 41
Правительство стимулирует спрос на алюминий стандартами и  запретами |
10: 01
Дерипаска обвинит Черногорию в экспроприации |
10: 01
Освоение новых месторождений угля будет ограничено |
09: 41
Вольфрамовый концентрат надеется на вмешательство властей КНР |
09: 41
В ноябре ж/д завоз стальной продукции металлоторговле снова начал сокращаться |
09: 01
Rio Tinto пытается договориться с китайцами об условиях транзитных поставок меди с Oyu Tolgoi |
09: 01
В Credit Suisse ожидают снижения цен на медь в 2018-2019 годах |
08: 41
В Перу ужесточают условия для работы медного проекта Las Bambas |
08: 01
Подан еще один иск о банкротстве РЭМЗа |
08: 01
Экспорт олова из Индонезии упал на четверть |
08: 01
У Alcoa форс-мажор с поставками алюминия с австралийского завода |
08: 01
Индия может скоро стать вторым по величине производителем стали в мире |
08: 01
Цены на импортируемый в Турцию черный лом стабильны |
08: 01
Stelco готова к возрождению |
08: 01
Nucor покупает Southland Tube |
08: 01
JSW Steel   настроена на покупку Ilva |
08: 01
Voestalpine инвестирует €40 млн в аэрокосмическую отрасль |
08: 01
Китайский импорт железной руды в ноябре показал еще один рекорд     |
08: 01
Китай снизил экспорт стали в ноябре к прошлому году |
08: 01
В Татарстане появится СМЦ "Алабуга" |
08: 01
SSAB начал прием заявок на Swedish Steel Prize |
Новости бизнесаСтатьиАналитические колонкиДеньгиКурс валютБизнес технологии
Rating@Mail.ru
Условия размещения рекламы

Наша редакция

Обратная связь

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003