Виктор Хлыстун: Необходимо обеспечить максимальную информированность потенциальных участников проекта

Пятница, 18 ноября 2005 г.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

Виктор ХЛЫСТУН - крупный авторитет в аграрном мире, в разные годы он был заместителем Председателя Правительства, министром сельского хозяйства и продовольствия. Сейчас он - заместитель Председателя правления "Россельхозбанка", роль которого в работе над национальным проектом "Развитие АПК" очень велика.
- Виктор Николаевич, никто уже не сомневается в правильности решения в определении приоритета в развитии страны – это сельское хозяйство. Вопрос лишь в том, как точно определить тактику и стратегию в реализации этого национального проекта, как будут расставлены акценты, не будут ли повторены ошибки прошлых постановлений, программ, деклараций?
- Решение, без сомнения, правильное, хотя, на мой взгляд, запоздалое. Уверен, что многие беды аграрного сектора, особенно в развитии малого и среднего бизнеса, связаны как раз с тем, что одновременно с развитием фермерских хозяйств не решались вопросы развития их кооперации. По сути, это стало причиной того, что мелкий бизнес и по сей день отрезан от рынков реализации сельхозпродукции. Равно как отрезан он от финансовых и кредитных ресурсов. Поэтому обеспечение доступа владельцев личных подсобных хозяйств (ЛПХ) и крестьянских (КФХ) к кредитным ресурсам – наша главная задача.
- Виктор Николаевич, но кооперация, особенно потребительская, многогранна. Тут и сбыт, и снабжение, и кооперация в области первичной обработки сельхозпродукции, все не перечислишь. Но об этом мало говорится, похоже, что опять упущен важный сегмент в деятельности сельской кооперации.
- Почему вы так думаете? В процессе реализации национального проекта именно эта задача является одной из основных. Прежде всего, будет предпринята попытка сократить цепочку по выходу на рынок продукции мелких хозяйств, уход от множества посредников. И, конечно, увеличение реализационной стоимости сельхозсырья и продуктов, произведенных в секторе малого бизнеса. Даже после первой, совершенно не сложной переработки, эта продукция будет стоить уже существенно дороже.
- Вы теперь банкир, а потому самое время поговорить о деньгах…
- Пожалуй. Начну с того, что в рамках проекта, как сейчас принято говорить, намечены два направления. Первое – ускоренное развитие животноводства. Второе - собственно кредитование личных, коллективных, фермерских хозяйств и создаваемых ими кооперативов. Давайте прежде о втором, так как в этом направлении "Россельхозбанк", как я полагаю, наряду с другими участниками, будет иметь значительный удельный вес в общем объеме кредитования.
Так вот, кредитование этих хозяйств будет осуществляться на основе субсидирования до 95% процентной ставки.
Практически мы уже начали работать еще до принятия решения о национальном проекте. В середине уходящего года мы утвердили программу "Сельское подворье", которая включила в себя три элемента. Это поддержка развития хозяйственной деятельности ЛПХ, кредитование жилищного строительства на селе и потребительское кредитование селян. В том числе на лечение, образование, приобретение бытовой и иной техники. Боюсь сглазить, но такие горизонты для развития отечественного села открываются впервые. Вот только в августе мы начали эту программу, а уже выдано более 2 тысяч кредитов, хотя пока это без предоставления субсидий на оплату процентных ставок.
- Слушаю Вас и думаю, как хорошо скоро станет жить на Руси.… Возродятся деревни и села, а в городах на прилавках магазинов будет много дешевого отечественного, к примеру, мяса…
- Понимаю Вашу иронию и скажу: увы, все не так просто. Уж, коль скоро речь зашла о мясе, то тут сложилась такая ситуация. Значительная часть, львиная доля уже выданных кредитов ЛПХ идет на приобретение молодняка. Но дело в том, что уже сейчас выясняется, что возможности этого рынка невелики, молодняка просто недостаточно. Так получилось в Дагестане, Карачаево-Черкессии. Деньги есть, а молодняка нет. Это я к тому, что уже сейчас в субъектах РФ необходимо не только создавать финансовые возможности, но и рынок тех средств производства, на которые должны быть истрачены выдаваемые кредиты.
- Виктор Николаевич, и что же делать в этой ситуации? Везде говорится о развитии животноводства, вот теперь вроде и деньги появятся, но дело, похоже, начнет пробуксовывать.
- Не буду лукавить – развить в огромных объемах собственное племенное производство вряд ли удастся. Но все не так трагично. В другом разделе национального проекта предусматриваются достаточные вложения в импорт племенного скота из-за рубежа и развитие на этой основе российских предприятий. Ведь, если там почувствуют, что в России резко увеличивается рынок, возникнет большой спрос на племенной молодняк, полагаю, что и западные и отечественные достаточно быстро отреагируют.
- Хорошо, допустим, Виктор Николаевич, с этой проблемой можно справиться. Но что дальше делать с откормленной скотиной? Везти на рынок?
- Не только. Чтобы расширить возможности сбыта и повысить реализационную цену, необходимо создавать на кооперативной основе первичную переработку.
- В конце 80-х годов я брал интервью у успешного оперного певца, который переквалифицировался в не менее успешного колбасных дел мастера. Он тогда с восторгом рассказывал мне как он "со товарищи" ночью, в подсобном помещении крупного московского гастронома налаживал производство колбасы. На "коленке", как он выразился. Так что же, об этом и сейчас идет речь?
- Я хорошо помню этот период – каждый колхоз, совхоз считал своим долгом иметь колбасный цех или что-то вроде этого. Нет, таких ошибок повторять не следует. Те производства конца 80-х - начала 90-х быстро разрушились по мере наполнения рынка высококачественной, сертифицированной продукцией крупных производителей.
Сейчас речь совершенно о другом, а именно о первичной переработке. Имеется в виду создание крестьянами кооперативов, которые создают пункты забоя скота и первичной его разделки. И реализуют его уже не в живом весе заезжим перекупщикам, а на основании договоров с мясокомбинатом, куда поставляют полутуши. То же и с предприятиями, которые перерабатывают шкуры, другие побочные продукты.
- Мы с Вами, Виктор Николаевич, все о мясе. Есть и другие направления…
- Давайте поговорим о молоке. Здесь, прежде всего, сбор молока у населения. Я сельский парень и в 6-7 лет таскал бидон молока каждый вечер на приемный пункт, что располагался у нас в селе. Молоко у населения забирал и совхоз. Теперь этого практически не существует. Но разве трудно сейчас объединиться нескольким дворам в сбытовой кооператив?. Собрать хотя бы небольшой складочный капитал, банк даст им среднесрочный кредит на 5 лет, государство просубсидирует 95% ставки по кредиту. Приобрели молоковоз, лабораторное оборудование, установку для регенерации молока, охладили, и его уже можно транспортировать на молокозавод. Повторяю – речь не идет о производстве продуктов из молока высокой переработки. Только первичная переработка. Но цена-то уже совсем другая.
Или возьмем картофелеводство. Сегодня зачастую картофель скупают перекупщики. За рубль возьмет, а продаст за пять. И в то же самое время масса заброшенных бывших колхозных, совхозных строений. Чуть подремонтировать, сделать хранилище, установить небольшую линию по сортировке, возможно фасовочную машину, которая рассыпает картофель в сетки. Будет уже совсем другая цена у этого картофеля.
Весьма важным направлением станет развитие сети сельских кредитных кооперативов, которые банк также намерен поддержать кредитами на создание материально-технической базы и рефинансированием их кредитного портфеля.
- Виктор Николаевич, это действительно замечательные перспективы. Но кто об этом знает, как донести эту информацию до людей? Газет на селе, известно, не читают. Остается только телевизор. Но он главным образом о другом вещает…
- Да, вынужден с Вами согласиться – проблема очень сложная. Скажу более – в начале реформ мы во многом проиграли из-за того, что были отрезаны, произношу именно это слово, отрезаны от возможности донести до людей то позитивное, что несли в себе реформы. В начале 90-х годов Минсельхозу на информационное обеспечение средств не выделялось вовсе. Российское село питалось главным образом слухами.
- Сегодня ситуация другая?
- Должна стать другой. Необходимо в которкие сроки создать систему информационного обеспечения селян. Предстоит создать сеть учебно- консультационных центров. Речь идет, конечно, о действующих учебных заведениях. Их нужно использовать более целенаправленно.
Придется выпускать необходимые брошюры, пособия. Уже действуют учебно-консультационные центры в Москве, Ростове, Волгограде и др.. Надо провести инвентаризацию подобных центров, поддержать их, прежде всего финансово, стандартизировать их методические пособия, учебные планы и программы. Мы проводим по этому поводу переговоры и с Союзом сельской кредитной кооперации, с Фондом поддержки кредитной кооперации, с руководством программы "Тасис".
- Можно предположить, что российскую деревню ожидает кампания по вступлению теперь уже в кооперативы?
- Спаси и сохрани нас от этого. Если реализация этого проекта перейдет в административное русло, когда каждому региону, допустим, будет вменяться в обязанность выполнение некоего плана по созданию разного типа кооперативов, жесткие сроки их создания, то, по моему глубокому убеждению, будет абсолютная дискредитация этой благородной идеи. Надеюсь, что коллективизации уже никогда не будет, как и вариаций на ее тему. Все должно строиться на стимулировании инициатив самих крестьян.
- Но ничто не происходит само по себе. Кто-то должен координировать, направлять, исправлять те процессы, которые будут запущены в агропромышленном комплексе страны. Да, и уже запущены.
- Конечно. Главным центром станет Минсельхоз. Совершенно ясно, что здесь не обойтись без участия региональных органов управления АПК, на них лежит основная нагрузка. Вот тут и важно заложить философию – мы не насаждаем, мы стимулируем, обеспечиваем информацией.
В качестве примера. Недавно мы провели в "Россельхозбанке" совещание с руководителями наших региональных филиалов. А сегодня мне звонит руководитель одного из региональных филиалов и рассказывает, что вместе с заместителем министра сельского хозяйства республики они уже провели шесть сельских сходов. Интерес к проекту огромный. "Без всякого давления?", - спрашиваю. Мне отвечают:- "В этом нет необходимости. Только один вопрос – где и когда можно получить конкретную схему, есть ли что-то вроде устава и все такое прочее. Люди в этом крайне заинтересованы".
- Виктор Николаевич, не могу не спросить Вас о степени риска, просчитаны ли они и не кончится ли все это банальным разворовыванием государственных средств?
- Скажу сразу – среди 30 самых крупных банков страны, куда входит "Россельхозбанк", у него один из самых низких процентов невозврата. Прежде чем дать кредит, мы должны убедиться, что имеем дело с человеком надежным. И потом - селяне пока еще дорожат своей репутацией. К слову – среди фермеров почти 100-процентный возврат кредитов.
- И еще о чем непременно хочу спросить, зная Вашу заинтересованность этой проблемой – о земельно-ипотечном кредитовании.
Решение этой проблемы также является одним из элементов президентской программы. Мне грустно об этом говорить, но пока развитие земельной ипотеки находится на нулевой отметке в целом по стране.
- Но почему? Принят закон об обороте земель сельхозназначения, внесены изменения в закон об ипотеке. Словом, сегодня нет никаких законодательных ограничений для различных операций на земельном рынке, в том числе и залога.
Главное - это неразвитость земельного рынка. И никто должным образом не стимулирует его формирование. В Банке разработана концепция развития системы земельно-ипотечного кредитования. Начинаем пилотные проекты. Идет подбор объектов. 20 проектов думаем реализовать в ближайшее время. Здесь решаются две задачи. Первая – повышение уровня кредитоспособности сельхозпроизводителей, вторая – привлечение "длинных" денег с рынка через капитализацию земельных активов.
- И тогда банк будет брать землю в залог?
- Да мы и сейчас готовы это делать. Но сталкиваемся с тем, что пока все предложения по залогу земель оказались не подготовленными. Ни в одном случае не были надлежащим образом оформлены и зарегистрированы права на земельные участки, которые предоставляются в залог. Процесс постановки на кадастровый учет и юридическую регистрацию прав бюрократизирован чудовищно. Плюс высочайшая стоимость межевания… Государство полностью ушло из сферы регулирования земельных отношений, что противоречит международной практике. Здесь предстоит большая работа. Как, впрочем, предстоит огромная работа и над всем национальным проектом.
- Желаем удачи.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Просмотров: 1150
Рубрика: Продукты питания
(CY)

Архив новостей / Экспорт новостей

Ещё новости по теме:

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003

Декабрь 2013: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31