Продажа в Грузии Руставского комбината вызывает новые дискуссии по проблемам приватизации

Понедельник, 17 октября 2005 г.

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e

12 октября расположенный на огромной территории в 5 млн. квадратных метров комбинат был продан на аукционе двум грузинским компаниям. По сообщениям местной прессы, большую часть комбината, а также известняковый карьер приобрела за 20,5 млн долларов компания Energy & Industrial Complex. TedOil купила за 6 млн. долларов цеха по переработке известняка, площади и часть оборудования.

Однако, несмотря это, одна итальянская компания, Metal Geo, заявляет, что в действительности именно она является подлинным владельцем Руставского металлургического комбината (РМК). В 2004 г. к Metal Geo перешли права на собственность Ares International, которая в 2003 г. указом президента получила 98% акций РМК.

Претензии Ares на РМК давно являются предметом напряженных юридических споров с грузинским правительством. В 2004 г. Верховный суд Грузии вынес решение против итальянской компании, вынуждавшее ее отказаться от РМК. Представитель Metal Geo в Грузии Александр Серегин утверждает, однако, что после переговоров с правительством в ноябре 2004 г. Metal Geo выплатила 1 млн долларов в обмен на обещание вернуть завод законному собственнику.

По словам Серегина, Metal Geo, вообще говоря, уже является собственником Руставского комбината. Серегин утверждает, что фирма инвестировала в РМК 14 млн евро (16,8 млн долларов).

Кроме того, по его словам, Metal Geo одержала бесспорную победу на первых торгах по приватизации металлургического комбината в июне 2005 г.

"Тогда правительство сказало нам, что не будет выполнять меморандума [по приватизации Рустави], а вместо этого объявит тендер", — заявил Серегин EurasiaNet. Позднее формат тендера изменили, и был объявлено об аукционе.

"Мы решили не участвовать в аукционе", — сказал Серегин. "Итальянцы не хотят работать в Грузии. Здесь нет условий для ведения бизнеса, а инвесторы совершенно не защищены".

После этого Metal Geo подала иски в международные суды в Страсбурге и Вашингтоне и ожидает, что дело будет улажено в течение трех лет, сказал Серегин. Итальянская фирма требует от грузинского правительства 40 млн долларов компенсации за потерю инвестиций и моральный ущерб.

Получить комментарии представителей министерства экономического развития по поводу претензий Metal Geo не удалось.

История с итальянской компанией, однако, обещает еще больше осложнить и так непростую и вызывающую большие сомнения кампанию правительства по продаже ненужной государству собственности.

Продажа РМК первоначально происходила не на аукционе обанкротившихся компаний, а подавалась как великое достижение активной грузинской приватизации. Государственный конгломерат, имеющий, по оценкам, 130 млн долгов, будет продаваться по высокой цене, заявляли власти.

Однако всего через неделю после официального объявления в июне 2005 г. о приватизации металлургического комбината и все, что к нему относится, были объявлены "не подлежащими реабилитации" и собственность была передана в суд по делам о банкротстве. При этом комбинат все еще числится в списках на продажу на грузинском веб-сайте по приватизации.

Между тем министр экономического развития Ираклий Чоговадзе заявляет, что продажа собственности производится в результате банкротства, и одного лишь банкротства. "Это [продажа РМК] — не приватизация", — сказал Чоговадзе в сентябрьском интервью EurasiaNet. "Его продает управляющий по банкротству".

Несмотря на предпринятые многочисленные попытки связаться с нынешним исполняющим функции управляющего по банкротству (и экс-управляющим по реабилитации) Малхазом Алборашвили, сделать это не удалось.

Другие случаи продажи собственности, включенной в приватизационную кампанию государства, также, по сути дела, были продажей в результате банкротства, утверждает правительство. По словам Чоговадзе, пакетная продажа за 132 млн. долларов Чиатурского марганцевого комбината и Варцихской ГЭС, подававшаяся как большой успех приватизации вплоть до аннулирования этой сделки в июне 2005 г., также не подпадает под понятие приватизации.

"Это [продажа Чиатурского комбината и ВарцихеГЭС] была не приватизация. Это было соглашение между управляющим по банкротству, государством и покупателями о создании совместной компании с целью увеличения стоимости долгов и доли государства, поскольку во время этой сделки мы продавали также и кампанию", — сказал Чоговадзе. "Это было своего рода триадное соглашение… и лишь отчасти приватизация".

Однако, хотя министр остается при своем мнении в том, что касается приватизации, комиссия грузинского парламента активно изучает процесс приватизации, пытаясь найти нарушения.

В настоящее время в процессе приватизации используются различные методы продажи собственности: аукционы, тендеры, гибридные схемы и банкротство. Законодателям непросто понять, кто принимает решение о выставлении на продажу, а также то, по какой причине выставляется тот или иной объект и когда именно принимается решение о его продаже.

"Существуют различные подходы, и никто не может понять, почему в одном случае это конкурентная заявка, а в другом аукцион. Понять это невозможно", — заявил EurasiaNet Николоз Лекишвили, председатель Комитета парламента по отраслевой экономике и член фракции "Независимые мажоритарии".

По словам Лекишвили, парламент создал специальную комиссию в составе законодателей, экспертов и юристов для анализа процесса приватизации и "корректировки" проблем.

"Мы можем внести некоторые коррективы и принять документы, которые исправят все это", — сказал он. "Сегодня закон содержит некоторые нюансы, которые можно интерпретировать по-разному. Нигде не записано, что запрещается делать такие, например, вещи, как ‘я заплачу на один доллар больше, чем те, кто предлагает самую высокую цену’. Это абсурд. И это можно исправить".

Однако Гига Бединеишвили, советник по финансовым вопросам Зестафонского завода ферросплавов, принимавший участие в приватизации Чиатурского комбината вместе с "Евразхолдинг", рисует гораздо более оптимистическую картину приватизации, конкуренции и всего остального.

По словам Бединеишвили, Чиатурский горнообогатительный комбинат (вместе с двумя другими предприятиями) первоначально выставлялся для прямой приватизации. Однако правительство предложило обанкротить комбинат, чтобы потенциальные инвесторы получили "чистый" продукт более высокой стоимости, сказал он.

"Цены на чистые активы выше, чем на активы с задолженностями", — сказал Бединеишвили. "Если существовали элементы приватизации, которые были непрозрачными, это имело место из-за того, что правительство держало цены на низком уровне [подобно тому, как это делала администрация экс-президента Эдуарда Шеварднадзе]".

По словам Бединеишвили, скорее всего сделка в конечном счете не была заключена из-за окончательной цены, а не из-за проблем, связанным с самим процессом приватизации.

Процесс приватизации берет под защиту и министр экономического развития Чоговадзе. По его словам, различные используемые правительством методы приватизации направлены на упрощение процедур и скорейшее привлечение в экономику дополнительных денежных средств.

"Мы вносим изменения в процедуры тендера", — объяснил он. "Вместо двух этапов у нас остается один. Мы открываем пакеты с заявками, и побеждает тот, кто предложил самую высокую цену".

Министр добавил, что после введения новых процедур проигравшим сторонам будет труднее заявлять о махинациях.

"Закрытые пакеты всегда приводят к определенному непониманию и своего рода неопределенности, порождая ощущение, что у кого-то, может быть, имеются специальные инструменты, позволяющие заглянуть в пакеты и сообщить конкуренту, что внутри", — сказал Чоговадзе. "Поэтому мы будем создавать гибридную систему, в соответствии с которой у нас будет ряд условий, например, что вы не можете уволить рабочих в течение двух лет, и мы будем выставлять компанию вместе с этими условиями на открытый для всех аукцион".

Однако проблемы грузинского правительства с иностранными инвесторами не ограничиваются одним Руставским комбинатом. Турецкая компания Celebi Holding и люксембургская Gestion en Technique Speciale (GTS) обвиняют правительство в нарушении контрактов на реконструкцию и восстановление Тбилисского международного аэропорта. GTS уже подала иск в лондонский Международный арбитражный суд. То же самое угрожает сделать Celebi.

В разговоре по телефону из Люксембурга исполнительный директор GTS Жан Марк Демулен заявил, что, хотя у компании есть контракт и все необходимые финансовые средства, их информировали по факсу, поступившему в 3 часа дня 1 июля 2005 г., т.е. менее чем через два месяца после подписания соглашения с правительством, что сделка аннулируется.

"Нашей компании десять лет. Мы работаем по всему миру, однако я нигде не встречался с таким тендером", — сказал Демулен EurasiaNet.

И хотя Демулен уверен, что GTS выиграет дело против правительства, министр экономического развития Чоговадзе отмел все обвинения. "Было бы хорошо, если бы кто-то нам объяснил, на что они жалуются. Они должны были представить финансовые гарантии. Они этого не сделали, а теперь подают иск в суд. Что ж, пожелаем им удачи", — сказал он.

По словам члена парламента Лекишвили, правительству было доложено, что победители тендера — "плохие" компании и продажа должна быть произведена повторно. "Не знаю, правда это или нет, но правительство заявляет, что выигравшие тендер компании очень плохие. Почему тогда такие компании выигрывают?", — спрашивает он. "Нужно внести изменения в процедуру, чтобы процесс проводился более серьезно. Во-первых, надо собирать информацию о компаниях, смотреть, насколько они серьезные, имеется ли у них необходимая финансовая база, каков их потенциал. Однако это не делается".

По мнению Лекишвили, в результате страдает приватизация. "Ведутся самые разные разговоры, люди шепчутся друг с другом. Все это ни к чему", — сказал он. "Мы хотели бы, первое, понять, что стоит за этими слухами, и, во-вторых, изучить вопрос и дать рекомендации, как все это можно исправить", — сказал он.

По словам Лейлы Батт, эксперта по Кавказу, работающей в исследовательском центре The Economist Intelligence Unit, такого рода изменения необходимы. Батт считает, что, поскольку в Грузии уже начались проблемы с привлечением средств инвесторов, дальнейшие путаница и практика отмена сделок загоняют процесс приватизации в еще больший тупик.

"Сегодня имеют место некоторые проблемы, касающиеся программы приватизации", — сказала Батт в интервью по телефону из Нью-Йорка. "Думаю, что это производит действительно плохое впечатление, просто свидетельствуя о том, что Грузии все еще предстоит долгий путь".

http://www.iamik.ru

Следите за нами в ВКонтакте, Facebook'e и Twitter'e


Просмотров: 685
Рубрика: Металлургия
(CY)

Архив новостей / Экспорт новостей

Ещё новости по теме:

RosInvest.Com не несет ответственности за опубликованные материалы и комментарии пользователей. Возрастной цензор 16+.

Ответственность за высказанные, размещённую информацию и оценки, в рамках проекта RosInvest.Com, лежит полностью на лицах опубликовавших эти материалы. Использование материалов, допускается со ссылкой на сайт RosInvest.Com.

Skype: rosinvest.com (Русский, English, Zhōng wén).

Архивы новостей за: 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004, 2003

Январь 2009: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
Rating@Mail.ru